Мой друг трахает и ебет свою родную мать (Порно рассказы)

Мой друг трахает и ебет свою родную мать (Порно рассказы)

Здравствуйте, хочу рассказать Вам историю моего знакомого и его матери. Вообще, тема инцеста мне очень интересна и близка, т. к. у меня есть опыт с моей тётей. Если осмелюсь, напишу о нём как-нибудь. Секс такого рода совсем другой! Он задает и предъявляет другие требования, иное качество, формат! Когда на постель перед вами ложится и раздвигает ноги 49-летняя красивая женщина, да еще, будучи вашей родной тётей! Тайна владеть ей и хранить этот секрет — это воистину сносит голову... Но сейчас история моего знакомого:
Ему, как и мне 35, зовут моего товарища Рома, а его маму — Елена Николаевна, ей сейчас 55. Она шатенка, ростом 1, 68 очень симпатичная, приятные черты лица и сексуальная — сексуальность во всем: голос у неё с хрипотцой (представляю, как она стонет!), всегда вызывающе красится, среднего телосложения, её фишка — это надеть просвечивающую длинную юбку и стринги, что сочную задницу видать; губы вымажет в алую помаду, волосы ниже плеч, схвачены в хвост, маникюр-педикюр, широкое декольте с объемной грудью, в общем, та ещё штучка!
Полагаю, задавала она пепла в молодости. Я один раз был у них на празднике, и вот эта Елена Николаевна, накатив, — другую рюмочку вина, начала отплясывать! Скажу честно: это по моей «кафедре», мне такие нравятся, я тогда изрядно возбудился. Как она развратно виляла и крутила бёдрами, а как приседала, разводя и задирая, достаточно стройные ноги, и прыгала как коза, мммм — молодец тётка! Ещё одна коронная фишка — это ходить без лифчика... на работу!!
Они с Ромой живут вдвоём. Рома рассказывал, что у его мамы были половые отношения с мужчинами по работе (работает она секретаршей). Однажды — он видел, как трахается его мать. Причем, он понял заранее, что именно будет происходить, т. к. мать спрашивала его несколько раз, когда он вернётся и Рома специально, сам вернувшись раньше, спрятался в своей комнате, дожидаясь момента.
Вот что он увидел:
В квартиру пришла мама с каким-то мужиком в костюме. Мама крикнула: «Рома!». В ответ — тишина. Рома следил за ними из щели своей двери. Мужик начал жадно лапать её прямо в коридоре, одной рукой хватая за грудь, которая выскочила из декольте, обнажив возбужденный сосок, второй, — шарил под юбкой. Мать сладко стонала. От чего Рома начал безбожно дрочить. Вот она — секретарша! Которую привели домой ебать! За неправильно сделанный отчёт, наверное. Или за то, что бумажку в принтер не так вставила. (Рома, кореш, — прости, но это твои слова).
Потом, взяв её на руки понёс, в спальню. Рома держа член в руке, поиграл туда же. Там был полный разврат. Как он сказал: «Мужик драл мою мать не щадя, а та орала от удовольствия, — Дура!»
Бросив её на кровать, развернув к себе задом, поднял юбку, приспустил колготки со стрингами; смачно шлёпнув ладонями по её упругим ещё ягодицам, широко раздвинул их и... просто выебал её пизду! Так жёстко, прям, как в немецком порно фильме. Ебал минут 20 в одной позе! Рома обдрочился тогда, иссушив весь хуй. Мать, не стесняясь соседей орала в голос. «Блядь, да так сексуально орала! — уточнил Рома, — Что я весь коридор забрызгал». Мужик грубо развернул её на спину. Сказал: «Секретарша должна уметь работать и в постели!» Мамка послушно задрала ноги вверх и попыталась раздвинуть их, колготки с трусиками сбились выше, к ступням. Мужик просунул голову между маминых ног, как надевают хомут на шею, взял ее за бёдра и начал с новой силой растрахивать её дырку. Мама громко дышала, томно стонав, минут через 5 она начала кричать! Очень громко кричать! Рома говорил, что наверняка все соседи теперь знают, что его мать тогда еблась.
Вначале Рома возненавидел этого мужика, хотел выскочить, настучать ему по башке, но потом, видя, как мать сама сладострастно отдаётся, — возбужденный, сам бы ей вдул. Он представил как её ебут в кабинете: как она, повернувшись задом, ставит одну ногу на стол, как этот же мужик, приспускает с неё колготки, смачно плюёт на ладонь и мнёт мамину полураскрытую манду, как она похотливо выгибает свою задницу... новая струя спермы тяжело шлёпнулась на пол, — Рома понял, что очень хочет отыметь свою мамку. Если женщина даёт, так почему же не взять? Я с ним согласен. К тому же, они, как правило, не дают, а просто берут сами.
Далее, мужик в костюме крикнул: «Принимай!!». Мамка тут же вся змеей изогнулась, повернувшись к члену, сделала свои вымазанные алой помадой губки трубочкой и мужик, с ходу взяв двумя руками её за голову, профессионально насадил на свой хуй! Рома только тогда понял, насколько все «плохо» с его матерью, насколько она доступна — развратна!! Это его завело! Мужик, играя как баскетбольным мячом с её головой, потыкал ей в рот и кончил прямо туда. Вынул член изо рта матери, густая взбитая масса, стекая по смазанным помадой губам, стала плюхаться на кровать. Так вот как нужно ебать женщин! Просто брать и трахать! И самое главное, они еще спасибо скажут. А то он, со своей молодой пассией, развел уси-пуси, а толку никакого, вечно ходит с недовольным лицом.
Он мне потом так и сказал, что обязательно обзаведется взрослой секретаршей и будет просто трахать её.
Пропуская его, впоследствии, долгие мучения мамой. Перейду к главному:
После того случая, прошёл примерно месяц. Его мать пришла под ночь с работы, а точнее с корпоратива, слегка датая. Накрутив себя фантазиями порнографического содержания, Рома стал присматриваться к матери. «Ебли или не ебли?» — думал он. «Точно, ебли!!» — он это понял, когда мать бросила колготки с трусами в ванной. Рома, сгорая от нетерпения, зашел, взял их в руку — они были все в липкой смазке и дурманяще пахли. О, да! Ебли!! Причем, полчаса, — может час назад! Он даже представил, как это было: как кто-то подвез его маму до дома и прямо там, в машине, усадив её мокрой пиздой себе на хуй — отдуплил, пока она снова не начала кричать! От этих умозаключений закружилась голова и... в этот момент мама открыла дверь в ванную! Рома стоял со спущенными штанами и, надев мамины колготки на свой торчок, надрачивал в них! Он не знал что делать.
Мать, растерявшись, стала ругаться, мол с каких это пор сын стал извращенцем, что это постыдно, что мать — это табу, бла-бла-бла и всё такое. Вырвала у него из рук свои колготки и попросила удалиться.
Рома, как енот, быстро ретировался, т. к. не хотел скандала — мать у него была всё-таки строгая и поставить на место могла, хоть и вела себя распутно.
Через несколько дней, Рома вечером сидел в своей комнате. К нему зашла мама, немного подшофе. Ходила взад-вперёд и что-то рассказывала про работу, затем спросила:
— Как я выгляжу?
— Ты классно выглядишь, — с восхищением отозвался Рома.
— Да, я ещё «пятьдесят пять — баба ягодка опять»! — игриво пошутила мать.
Поскольку, с недавнего времени, Рома очень внимательно приглядывался к своей матери, то ни малейшая деталь не могла уйти от его взора. Он каждый день проверял мамкины колготки и трусики, когда она бросала их в корзину для стирки. Все чисто и сухо. Так длилось неделю. Вечером снова заглянул в корзину и... вот оно!!! Колготки с трусиками были обильно вымазаны липкой хренью. Пахло тошнотворно сладко, но возбуждающе! Да! Его маму снова ебали!!
Он не выдержал и взял их с собой в комнату. Разложив их на кровати (Рома, ты изврат!) он начал тыкать своим хуем в промежность на колготках, наматывал трусы на свой хер. Чулком одевал колготки на него, дрочил туда, спускал. Неожиданно вошла мать!
Рома быстро накинул на себя одеяло. Мать, медленно чеканя шаг, подошла и стянула его.
— Хм. Значит ты опять за своё! — очень строго начала она.
— Сама виновата, когда я увидел... — он резко замолк, поняв, что взболтнул лишнее.
— Что увидел? — заволновалась она.
— Ну... Я... В общем... — мямлил он.
— Что увидел?! — переспросила она тоном выше.
— Мам, я тогда был дома... Когда он... Вернее ты... — поникши, тихо объяснял Рома.
Мать пришла в ярость!
— У меня своя жизнь! Тебе 35! Какая мерзость подглядывать за матерью! — громким тоном причитала она. — А я то, думала, откуда эти подтёки на двери, полу и стене! Фу! Гадость!
— Гадость и мерзость — раздвигать ноги мужикам! — вырвалось у Ромы.
— Дрянь! Ты ещё будешь меня упрекать в чём-то!! — мать подошла и пихнула Рому в грудь.
Рома повалился на спину, машинально схватив маму за халат, утянул её на себя. Мать упала на Рому, его член, тут же вскочив, стыдливо уперся ей в живот.
— Видеть, как ебет собственную мать — это травма! — начал Рома.
— Так что ты там видел? — продолжила мать, лежав на Роме.
—... Ну... Там тебя... — Рома стал смущаться. — Тебя жёстко имели. — Выпалил он и зажмурился.
Член подпирал маму до боли. Она продолжала лежать, как ни в чём не бывало.
— И ты так распереживался, что обдрочил все вокруге? Да? — мама смотрела прямо в глаза. От неё изрядно пахло алкоголем.
— Это нормальная реакция на сцену секса, — подытожил Рома.
Мамины зрачки расширились, глаза сверкнули.
— И как? Понравилось? — интересовалась мать.
—... Нууу, — потянул он.
— Ты не хочешь попробовать это проделать со мной? — мать смотрела на Рому очень серьезным взглядом. У Ромы встал в горле ком. Стало душно. Жаркое тело матери, лежащее на нем, усугубляло ситуацию. Его нога проходила как раз между её ног, и он почувствовал, как в том месте, где был её лобок, что-то горячее потекло по его ноге.
Мать, не моргая, продолжала смотреть прямо в глаза.
— Хочешь?! — серьезно переспросила она.
—... Хочу, — проглатывая ком, еле выдавил из себя Рома, после некоторого замешательства.
— Приходи ко мне минут через десять, — сказала она тем же монотонным голосом и, медленно встав с него, вышла за дверь.
Рома посмотрел на свою ногу, по ляжке смачно стекал на кровать еще тёплый мамин сок. Да! Так хочет взрослая женщина — она просто говорит: «Приходи» и всё.
Он встал и поплёлся на немевших ногах в мамину комнату, не побежал, а именно поплёлся, т. к. когда дело дошло до грани — его одолело смятение — ведь она его мать...
Подходя все ближе к двери, у него нарастал страх. Страх неизвестного, это словно открыть ящик Пандоры. Куда же делось смелое желание отыметь её? Которое сохранялось, все эти недели. Рома надеялся, что таким образом, мать просто хочет его напугать, чтобы он больше не пытался следить за ней, чтобы больше не лазил в её грязном белье. К тому же, она уже с кем-то трахалась, буквально пару часов назад. Подойдя к двери и немного постояв, Рома постучал и открыл дверь. Мама была без помады, слегка накрашена в полупрозрачном халатике, волосы по-домашнему распущены. Словно готовилась ко сну. «Слава Богу!... — вздохнул Рома. — Точно решила просто строго поговорить со мной и всё». Мать стояла у зеркала и была заметно напряжена.
— Иди сюда, — она жестом показала на постель. — Ложись.
Рома прошёл и лёг. Член плетью висел в трусах. «Точно, решила напугать меня» — подумал Рома. Мать прошлась к окну, потом обратно к зеркалу, бросив короткий взгляд на полуголого сына. Она явно нервничала, о чём-то очень напряженно думая. Затем, мама подошла к кровати и сбросила халатик на пол, обнажив свои груди.
— Да, ты прав. Видеть, как трахают собственную мать, это нехорошо — это травма. Но я знаю, как эту травму вылечить (и тем самым, сделать ещё большую — прим. автора), — она нависла над Ромой. Её шикарные груди качались перед его лицом. Мать взяла одну своей рукой, стиснула её и соском приложилась к его рту. Сосок был твёрдым, тёплым. Рома приоткрыл рот и всосал его. Мать сладко закатила глаза. Затем, она легла рядом. Было заметно, что она в эти секунды принимала окончательное решение «сейчас или никогда».
Но желание плоти возобладало над моралью и она, решительно сунув руку ему в трусы, взяв его за вялый член своими длинными пальцами, стала нежно подрачивать. Потом она поцеловала Рому в губы, жарко поцеловала, скользнув внутрь языком. Стала сосаться, вкручивая ему свой язык. В голове у Ромы была полная мешанина. Когда она оторвалась от его губ, он попытался заговорить:
— Мам... подожди...
— Хочешь свою мамку? — голосом с сексапильной хрипотцой, перебила она его. — Хочешь! — утвердительно, тем же голосом она сама дала ответ.
Член стал наливаться кровью, подниматься. Рома понял, что хочет свою мать! Она заводилась. Член уже порядком стоял.
— Вот! Вот-так! — восхищённо ворковала мать, вытащив из трусов возбуждённый Ромин хуй. — Сейчас ты отведаешь свою мамку.
И она, для надёжности, наклонившись к его хую, облизав губы, открыв широко рот, глубоко погрузила в него Ромин член. Губы сомкнулись у его основания. «Ни хера себе!! Какая глотка у мамы» — мелькнула отвратительная и в тоже время приятная мысль. Губы медленно заскользили вверх. Влажный член стал медленно появляться, — дойдя до головки, ещё, будучи во рту, Рома почувствовал, как начал пульсировать хуй. Это мамка стала работать языком. Затем губы плотно снова заскользили медленно вниз... до самого основания! Рома не мог дышать! Мамина голова снова стала медленно подниматься. Рома не выдержал, запустил руки в её волосы. «Шёлк» нежно скользнул между пальцев. Снова пульсация, на этот раз мама открыла рот и мокрый язык, в одиночном вальсе, стал кружить по головке. Отпустив Ромину «душу» из плена.
Мать, довольная своими способностями. Со словами: «Да простит меня, Господь!». Развернулась и встала раком, широко расставив колени. Крупные, сочно набухшие половые губы, с отлипающим звуком расползлись в разные стороны, и щель приняла форму дырочки, из которой смазка уже просто лилась. «Да, «петрушат» секретарш не слабо!» — подумал Рома.
— Твоя мамка готова, — тихо сказала она.
Он встал на колени. Взяв мокрый хуй, поднёс к маминой пизде. Остановился. «Она же моя мама... как же... что я делаю?» — заметался Рома. Но было поздно! Мать подалась назад, и хуй исчез в её горячей дырке, как экспресс в тоннеле! Раздался шлепок о его тело и мамин зад пошёл вперёд, оставив липкие следы на его животе и лобке. Уже с новой силой, мать снова ударила его своим задом в живот. Ещё удар! Ещё! С каждым разом она раскачивалась, и удары были всё яростней и яростней.
— Боже, прости меня... Прости... — заговорила она шёпотом, продолжая свой грешный «танец» — ... Блядь!!... Как же приятно!! — выгнув спину, сорвалось у неё на крик. — Мммм!! Блядь!! Да!!!
Рома схватил её за бёдра, чтобы не получить новый удар в живот и стал «лупить» ей в такт. Мать, не стесняясь, орала на всю комнату, как тогда, с мужиком.
Она наслаждалась — сексом с сыном. Вдруг, ретивой козой, соскочив с хуя (Рома не смог её удержать), плюхнулась на спину и распутно раздвинула ноги.
— Иди ко мне!! — взмолилась она.
Такой покорности он ещё не видел, несмотря на свой немалый, с бабами, опыт! Мамкина пизда была изрядно потрёпана, раскрыта, текла, дырка стала заметнее больше!
— Секретарша должна уметь работать и в постели! Да? — бросил Рома, не на шутку разойдясь. И навалился на неё. Сделав несколько сильных поступательных движений. Рома схватил мать за бёдра и, встал во весь рост на кровати, подняв их. Тем самым, сильно выгнув её тело. Голова матери зарылась в подушку, руки распластались по кровати, а раскинутые ноги зависли в воздухе. Удерживая её за бёдра на весу, он начал насаживать её на хуй. Тело матери, как кукла, болтыхалось по кровати.
— Еби! Еби! Еби! — кричала она, успевая глотать воздух. — Так... так меня... ещё никто... слышишь? Никто!
Рома (красавчик!) просто изнасиловал свою мамку-секретаршу!! Теперь она долго не сможет трахаться!
Ромка (блин, реально красавчик!) говорил, что минут пятнадцать так драконил своей мамке вагину. Он тогда сказал, цитирую: «Она так вспотела, что даже выскальзывала из рук!». Ай да Елена Николаевна! Пятьдесят лет, мать её!!! Молодца!!! Я догадывался, что в этой бабе-козе есть потенциал! Теперь я сам смотрю на неё гордо!
Так вот, кончив прямо в неё, он бросил оттраханное мамкино мокрое тело на кровать. Цитата: «Мамка так и осталась лежать с раздвинутыми ногами, постанывая!». У него и самого спина неделю болела.
После чего, мы решили поставить эксперимент: когда же её снова натянут. Две недели Рома проверял её трусики — сухо! Технический нокаут на 15 суток! На шестнадцатые, правда, ей кто-то присунул, — трусики были очень влажные, липкие. Наверное, тот — в костюмчике! Видимо, отказать уже было нельзя — работа секретарши! А она, как я теперь знаю — «должна уметь работать и в постели!».
Сейчас они избегают друг друга — после этого, давит огромное чувство стыда, СТРАХА! Я со своей тётей, не разговаривал 2 года! Я точно уверен, что он и его мать, на этом же КРЮЧКЕ! Как только обстановка позволит, — достаточно будет, только подумать об этом, достаточно, малейшей мысли — И ВСЁ! Рома — снова будет петрушить свою мать, как куклу... и самое интересное — она будет позволять это делать с собой!

Написать комментарий

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:
Авторизация на сайте