Сын лечит и спасает маму сексом в туристической поездке (Порно рассказы)

Сын лечит и спасает маму сексом в туристической поездке (Порно рассказы) (Часть 1)

Эта история произошла, когда мне было 18 лет, и жили мы из рук вон плохо в московской коммуналке. Моя мама в возрасте 40 с небольшим, каждый день ходила на работу и воспитывала меня сама и любила порно рассказы. Шиковать было не на что, но голодать тоже не приходилось. Мы были очень дружны, хорошо ладили и весело проводили выходные потому, что мама была очень спортивная, подвижная, не любила сидеть дома, поэтому выезды на природу случались часто. Время от времени мы останавливались переночевать в одной подмосковной деревушке у старой бабки, которая за гроши пускала нас. Однажды после такой ночевки, утром мы завтракали и слушали радио. Бабуля была глуховата, радио орало на полную громкость, поэтому мы невольно услышали условия какого-то бестолкового радио-конкурса.
Маман вдруг схватила мобильник и быстро набрала номер, продиктованный ведущим — ее звонок приняли, но поставили в очередь. Первый дозвонившийся ответил неправильно, и второй оказалась она. За ответом мамы последовали громогласные аплодисменты студийного компьютера, что означало выигрыш! Какой, мы, правда, пока не знали, но какая разница, если это «шара». Вспомнить девичью фамилию известной порно звезды для мамы не составляло труда, т. к. она совпадала с ее собственной, а везение с дозвоном в студию — вот тут уж точно подфортило. После короткой беседы с сотрудниками студии, мама быстро записала адрес и довольная с улыбкой до ушей в восторге закричала пронзительное «Ааааа!», сотрясая руками в воздухе. Ее радости не было предела, за что бабуля получила «чаевые» за постой, а в город мы поехали на такси, а не как обычно на автобусе.
Выигранный мамой экзотический порно тур в Тайланд на двоих хотя и имел оттенок пикантности, но был таким заманчивым своим тропическим климатом, что стеснение по поводу заголовка «секс-туризм» меркло на фоне возможности хорошенько позагорать. Никто ведь не заставляет ходить на блядки силой? В момент выдачи билетов организаторы тура предупредили, что всем участникам поездки также приготовлены небольшие приятные сюрпризы в пути, чтобы сделать их путешествие незабываемым. Тур был на двоих, но так как более достойного сопровождающего не нашлось — с мамой в Тайланд поехал я.
Спустя две недели мы с мамой приехали в аэропорт Шереметьево и стали регистрироваться на посадку. Забрались в самолет и взлетели. Десяток часов пролетел незаметно читая порно рассказы вперемешку со сном и просмотром видеофильмов, доступных на борту. Шагнув на землю Тайланда и втянув воздух, мы поняли — вот он рай! Оставалось пройти еще пару формальностей, в числе которых была и тайландская таможня в аэропорту Бангкок. Человек в форме задержал взгляд на билете мамы. Затем снова взглянул на ее паспорт и на меня. К сожалению, непривычный для нашего глаза прищур их азиатских глазок не выдавал ни его эмоций, ни намерений. Что-то проговорив своим коллегам, он через переводчика обратился к маме и сказал, что ей придется пройти личный досмотр, т. к. по их данным Интрепол разыскивает наркокурьера с похожей внешностью. Мы побледнели и дико испугались. Следуя в сопровождении двух военных, мы прошли в отдельное помещение. Меня усадили в небольшой комнатке, а маму провели в следующую комнату и прикрыли дверь. Что такое «личный досмотр» я не знал, однако обратил внимание, что маму повели в комнату без сопровождения переводчика, а это меня очень смутило. На всякий случай я достал свой камерафон и, приложив его к щели в неплотно прикрытой двери, начал снимать.
Маму начали осматривать на предмет наличия наркотиков. Однако для этой цели с нее сняли трусики и положили животом на стол. Я впервые в жизни увидел ее голую попу, которую раньше видел только в трусах или купальнике. Ее трусики были спущены до колен, она пыталась вырываться, но второй мужик крепко ее держал и что-то бормотал на своем азиатском диалекте. Вдруг ко мне в комнату вошел еще один — наш переводчик, я вздрогнул, а он, увидев чем я занимаюсь, сказал, чтобы я не боялся и что бы прошел в ту комнату и снимал все происходящее, так как это будет вещественным доказательством невиновности моей мамы и что этим я смогу ей помочь в таком недоразумении.
Мы вошли, и мама увидела меня из-за чего ее лицо все в слезах, с потекшей тушью исказилось гримасой, она что-то закричала, но ей заткнули рот и прижали голову к столу. Второй из таможенников-тайцев закатил рукава служебной рубашки по локоть, помыл руки и взял бутылочку с чем-то, похожим на масло. Обильно полив этот лосьон на ее зад, он стал с силой вкручиваться своими толстыми и грубыми мужскими пальцами в ее попу и затем в другое отверстие между ног. Оказывается, таким образом проверяют не спрятаны ли в этих отверстиях наркотики, за которые в Тайланде предусмотрено строжайшее наказание. Сначала он проникал неглубоко и в основном массировал ее промежность, но затем пальцы заскользили внутрь ее тела и он стал вводить в нее их все больше и больше, растягивая дырочки не на шутку. Увидев это я очень испугался, но затем мой член стал стремительно твердеть, а происходящее действие стало меня захватывать, как если бы я смотрел эротический порно фильм по телеку. Таможенник бесстыдно копался в ее влагалище и заднице своими пальцами, и растягивал их до чудовищных форм — это выглядело как настоящее зверство, но вопли мамаши постепенно превратились в глубокие вздохи со стонами. Я чувствовал какой-то новый запах, который, видимо, исходил от ее влагалища. Один из кадров, запечатленных на мой телефон, меня просто шокировал — я не мог представить, что ее тело может вынести такое.
Затем таможенник обильно полил маслом на ее зад и стал вводить туда несколько пальцев, руку и вот в ее отверстие проскользнула вся его кисть, предплечье... В это невозможно было поверить, но только запустив по локоть свою руку в мамину попу он убедился, что она не транспортирует наркотики таким способом. Закончив свое дело, таможенники вышли, а оставшийся с нами переводчик сказал, чтобы мы одевались и выходили в общий зал к нему, и также вышел. Мама лежала в полуобморочном состоянии, а я глазел на ее развороченные дырки, которые постепенно стали сокращаться. Она что-то стонала и осторожно трогала свой зад и влагалище, видимо боясь повреждений. Я безотрывно их рассматривал и даже не заметил, когда утомленный мамин взгляд устремился на меня.
— Помоги мне одеться, сказала мама.
Я подошел к ней сзади и стал осторожно натягивать ее трусы обратно, она лишь слегка шевелилась и не могла этого сделать сама. Я стал осторожно подтягивать ее трусы-стринги, которые тут же утонули в ее половых губах и между изнеможденных ягодиц. Я потянул трусики вверх, чтобы одеть их получше, но мама вздрогнула и издала стон.
— Тебе больно? — спросил я.
— Да, сказала она, — но это не из-за тебя, спасибо тебе милый, что обо мне заботишься.
Мама повернулась ко мне, обняла и заплакала. Я тоже обнял ее, но старался сильно к ней не прижиматься животом, так как у меня между ног все еще торчал возбужденный член.
Мы оделись, слегка умылись в умывальнике, мама попросила меня выйти в соседнюю комнату, а сама осталась в той. Я не видел, что там происходило, но слышал, как текла вода и она слегка охала. Скорей всего она подмывала себе промежность, которая, наверняка, болела после таких терзаний, но почему она охала я не понял.
Через несколько минут раскрасневшаяся мама с влажным от воды лицом вышла ко мне. Мы прошли через длинный коридор и вышли в вестибюль. Мама шла немного покачиваясь и неуверенно шагая на высоких каблуках. Мы подошли к переводчику, который находился уже за таможенным турникетом. Вскоре мы прошли таможню и вместе с переводчиком отправились в отель.
— Я понимаю, что вам было неприятно, но здесь такие законы — сказал он. Если бы вас поймали с наркотиками, то проблем было бы еще больше.
— Ну а почему они решили, что наркотики могут быть именно у нас? — спросила мама.
— По информации Интерпола в Тайланд действительно следует наркокурьер-женщина, которая везет крупную партию наркотика. В связи с этим сообщением все службы находятся в повышенной боеготовности.
— А засовывать мне в жопу всю руку — это что — повышенная боеготовность? — негодовала мама.
— Тайцы народ особый, здесь очень развита индустрия секс-услуг и возможности человеческих внутренних органов, в том числе и отверстий, изучены досконально — поэтому Тайландцы прекрасно знают, как глубоко можно проникать внутрь человеческого тела.
— Ужас. — сказала мама.
Я испуганно смотрел на обоих и с трудом верил в реальность происходящего.
— Если у вас остались неприятные ощущения, то вы можете зайти в аптеку и приобрести специальную мазь, которая быстро заживляет раны.
Переводчик написал на иностранном языке пару слов и сказал: Покажете это в аптеке — вам подойдет или первое или второе.
Затем мы прибыли в небольшой отель и нам показали наш номер с двуспальной кроватью. Вид из окна был полностью загорожен листвой, видна была садовая дорожка внизу, и, казалось, словно ты находишься в глухом лесу. Где то недалеко журчал фонтан. Мы сверили часы с переводчиком и он сказал, что в 6 часов вечера будет ужин и мероприятие в ресторане отеля. Стоимость всего, что есть в отеле, включена в путевку, поэтому о деньгах заботиться не стоит. Еще оставалось 4 часа до назначенного времени. Мама попросила меня пойти в аптеку за мазью, а сама собиралась принять душ и отдохнуть. Я вышел из номера, но сделав пару шагов от двери, вспомнил про деньги и вошел в комнату снова — мама стояла как раз снимала блузку через голову и из-за не расстегнутого воротничка не могла легко ее снять. Я много раз видел ее в лифчике, но сейчас она была без него и при ее попытках сдернуть с себя блузу уставшими руками, ее массивные немного оттянутые груди упруго подергивались. Я смутился, но опустил глаза и сказал: — Мам, а деньги?
Она вздрогнула, опустила блузку. Я поднял глаза и посмотрел на нее. После того что я видел на таможне ей уже нечего было стесняться, но привычка была сильна. Она протянула мне пару купюр, и я отправился в аптеку. Выйдя за территорию отеля и пройдя один квартал по жаркой пустынной улице, я увидел магазинчик с красным крестом и зашел туда. Мужчина-аптекарь щурил глаза и улыбался, произнеся какую-то фразу. Наверное, он поздоровался. Я сказал «Сдрасьте» и протянул ему бумажку с надписями, полученную от переводчика. Аптекарь посмотрел на бумажку и задумался, помотал головой — ничего нет.
Я не мог просто так уйти — я сказал то, что знал по-английски «плиз» и затем попытался объяснить что-то, говоря отрывочные слова «кастомс», «май мам», «вери бэд». Он почесал голову, а затем стал тыкать пальцем во вторую надпись и активно жестикулировать, изображать восторг. Видимо у него был какой-то заменитель. Он открыл секцию витрины, где продавались презервативы, и достал оттуда небольшую коробку. Я кивнул головой и, расплатившись, вернулся в отель, стараясь как можно меньше дышать раскаленным и влажным воздухом. Войдя в рай кондиционированного воздуха в отеле, я подошел к номеру и открыл дверь. Мама уже в халате лежала на кровати, рядом на тумбочке стояла открытая бутылка чего-то спиртного — которая оказалась в мини-баре. Похоже, мама хорошенько приняла, т. к. в бутылке не хватало грамм 100 коричневой жидкости — это был ром или коньяк. Она посмотрела на меня уставшими полусонными полупьяными глазами и сказала.
— А сынок это ты. Принес?
Я сказал «Ага», и протянул ей коробку, на которой было изображено полуобнаженное женское тело. Мама сказала, чтобы я сел лицом к окну и стала разворачивать коробку. Она пыталась нанести мазь на свои поврежденные отверстия, но видимо алкоголь сделал свое, и у нее это плохо получалось, т. к. я все чаще слышал ругательства, срывавшиеся с ее опьяневшего языка. Я услышал, как она откинулась на кровати и от бессилия заплакала — руки ее не слушались, под действием алкоголя и пережитого стресса.
— Может, давай я помогу, — несмело сказал я и искоса посмотрел на нее через плечо. Она лежала с раздвинутыми полами халата, ноги стояли на кровати как у роженицы. Ее взгляд был устремлен в потолок, а по щекам стекали слезы. За свою жизнь матери-одиночки от мужчин она натерпелась столько бед, а здесь еще вот такое несчастье.
Я подошел к кровати и стал у ее ног. Мой взгляд пал на ее раскрасневшиеся и припухшие губки истерзанного влагалища. Я старался скрыть возбуждение и снова торчавший член, мои яйца болели от перевозбуждения, которое я испытал еще в прошлый раз, но я хотел помочь маме. Стараясь быть беспристрастным, и думая о своем долге помочь я взял тюбик и выдавил немного прохладного крема на свои пальцы. Затем я осторожно стал прикладывать крем к ее половым губам.
От первого прикосновения она вздрогнула и закрыла глаза — ее смущению не было предела. Ей, наверняка, стоило больших усилий выбросить из головы все мысли и думать только о своем здоровье. Она чувствовала как пальцы сына медленно и практически без нажима наносили прохладный крем на поверхность ее наружных половых губ. Крем быстро принимал температуру тела и казалось, что его нет, а есть только прикосновения. Сынуля начал слегка втирать крем, но она чувствовала, что ее надорванные ткани влагалища находились не столько снаружи, сколько внутри, она очень боялась этого. Она резко открыла глаза, приподнялась на локтях и взяла в руки коробку. Остатки знаний английского позволили ей прочитать, что крем годится для внутреннего применения.
— Его нужно растереть внутри меня, сказала мама. Попробуй пальцами войти чуть глубже, так как делал тот мужик, — сказала мама и содрогнулась от воспоминания.
Я одной рукой пальцами немного раздвинул ее половые губы и увидел их розовую мясистую начинку. Многочисленные складочки и выпуклости слегка блестели от влаги, но также были припухшие и красные от перенесенных мучений. Я смазывал кремом эти участки. Не думать о сексе я уже не мог, однако мой член продолжал жить своей жизнью — я старался о нем не вспоминать, т. к. это была моя мама и мне нужно было ей помочь. Пальцами я боялся лезть глубоко во влагалище и мама это поняла. Моя рука была довольно широкая, поэтому даже средний и указательный пальцы раздвигали ее вход очень широко и причиняли ей боль. Надо было как-то смазать мамино влагалище внутри, но как? Я стоял как дурак с обмазанными в креме пальцами и смотрел на мою мать, которая лежала с разведенными в стороны голыми ногами, и с очень задумчивым лицом смотрела на свою промежность. Вдруг она перевела взгляд на мой пах и увидила как оттопырились штаны 18-летнего мальчика. Похоже, как мужчину она меня восприняла только сейчас...
Другого способа нанести крем внутри влагалища не было. У меня там уже все горело и срочно нужно было облегчение, иначе я готова была сойти с ума.
— Давай членом, сказала я ему, — и, согнувшись вперед, дотянулась рукой до штанов. Я всунула пальцы за пояс, нащупала резинку трусов и рванула все это вниз, оголив его торчащий фаллос и волосатые яйца.
— Положи туда еще крема и будешь смазывать им меня изнутри, а то я сейчас потеряю сознание от боли, — сказала я и умоляюще посмотрела на сына. В его взгляде я увидела что-то звериное, что-то, что было у тех таможенников, но сейчас это было не важно. Он взял рукой свой член и головкой начал размазывать крем по моим половым губкам. Затем слегка нажав им в нижней части, протолкнул сгусток крема внутрь, и головка вошла в меня. От дикой смеси возбуждения и страха у меня свело челюсти, я сжала зубы, выгнулась назад и застонала.
— О-о-ох.
Он выходил из меня и вводил головку снова, но не более того. Таким образом, мы смазывали вход во влагалище, но нужно было добраться еще глубже. Я отодвинулась так, чтобы его головка из меня выскочила, затем выдавила немного крема прямо в дырочку, и сынуля засадил мне снова. Теперь я сама подалась вперед, и его член провалился в мое измученное влагалище, которое от такого мужского внимания уже было обильно смочено смазкой. Он вошел в меня полностью и ткнулся в стенку влагалища. — Ай!...
Теперь он полностью выводил из меня свой член и вводил снова. Я решила, что увлекаться этим делом не стоит и после нескольких полных погружений я высвободила член раскрасневшегося сына и сказала:
— Здесь хватит, но это еще не все.
Я задрала ноги вверх, и мои колени оказались у плечей. Сынуля увидел как наладони мое влагалище, в котором еще виднелось отверстие, сделанное его членом, и мою задницу, которую я хорошенько отмыла в душе. Я выдавила немного мази из тюбика на свой анус и посмотрела на сына.
Я был вне себя от возбуждения. Та легкость, с которой я проник во влагалище мамы и понимание того, что это мой первый секс и порно делали меня рабом удовольствия. Я попытался также лихо войти в мамин зад, но это оказалось сложнее, чем во влгалище. Мама видмо это поняла. Она устало закрыла глаза, затем обхватила рукой мою задницу и стала постепенно прижимать к себе, так чтобы мой член головкой давил прямо ей в жопу. Она старалась расслабиться, что было очень непросто из-за боли. Постепенно крем проникал в ее отверстие, размягчал его и делал более скользким. Еще пара попыток и головка уверенно раздвинула ее анальный зев и углубилась в горячую мамину кишку. Мы также как и с влагалищем начали с нескольких введений головки, чтобы смазать начальную часть. Затем я достал член и уже сам выдавил немного крема в анальное отверстие мамы, которое даже не успело сократиться и выглядело как ярко красная мясная дырка, еще хранившая форму моего члена. Дырочка дернулась от прикосновения крема, но я снова приставил головку члена и надавил.
Теперь член входил в нее максимально глубоко, размазывая крем по внутренней части ее измученной прямой кишки. Ее чувствительная поверхность и высокая температура ускоряла действие крема. После нескольких глубоких пронкновений я вопросительно посмотрел на мамочку — так как уже, наверное, нужно было вынимать член и заканчивать медицинские процедуры. Лицо мамы выглядело странно как в порно, ее голова лежала на боку, она глубоко дышала и щеки были красные. Ее рука находилась на плохо выбритом лобке, она терла волосы на лобке в верхней части щелочки все сильнее и сильнее, дышала как ненормальная и постанывала. Мне показалось, что обо мне она уже забыла, а мое возбуждение никуда не девалось. От такого зрелища я уже себя не контролировал, я попытался вынуть член, но почувствовал, как мама напрягла свой анус, когда головка уже была готова выскользнуть. От этого сжатия я почувствовал огромное возбуждение и, уже повинуясь инстинкту, снова углубился внутрь, и снова наружу, затем снова и снова. Я трахал маму в задницу, интенсивно втирая крем в ее анальный проход и наблюдая за тем, как она натирает свою волосатую пизду и громко дышит. Через несколько мгновений меня накрыла волна счастья и мой член стал судорожно сокращаться, принося мне сказочное удовольствие и облегчение. В этот момент мама буквально щипала верхнюю часть своей заросшей волосатки и протяжно стонала. Когда ощущение кайфа прошло, я почувствовал, что член стал обмякать и на меня свалилась усталость. Я постепенно вынул член из маминой попы и побежал мыться. Мама тем временем лежала на кровати неподвижно и практически не дышала.
Я не могла поверить, что это произошло. Во-первых, я испытала глубочайший оргазм. Я никогда раньше не кончала от траханья в задницу, а тут такое. То, что все это произошло с моим сыном — даже в голове не укладывалось, однако как это было приятно, особенно когда я почувствовала тот особый момент, и напор его спермы тронул меня изнутри. Теперь помимо лечебной тайской мази меня изнутри будет лечить сперма моего сыночка. Он снова был внутри меня также, как когда я его вынашивала и рожала. Теперь он меня спасал, пусть и не самым обычным способом. Я лежала без сил — вся моя энергия ушла в оргазм, все это казалось сном. Кажется, на несколько мгновений я отключилась, а когда пришла в себя уже ясно осознавала, что лежу голая снизу до пояса, халат распахнут, но пояс завязан и, как ни странно, надежно скрывает мою грудь. Почему меня охватило это сильное сексуальное желание, ведь я чувствовала только боль? Я взяла коробку и еще раз перечитала надпись — крем оказался возбуждающим из разряда тех, что продаются в секс-шопах. Когда сынуля пришел из ванны, я спросила его, где был куплен крем, и он рассказал, как крем был приобретен в аптеке. Очевидно, торговец продал ему такой необычный заменитель. Теперь моя задача была представить все так, словно это произошло случайно и никогда больше не повторится.
— Спасибо дорогой за такое необычное лечение и секс туризм. Надеюсь, нам это больше не понадобится и в следующий раз я смогу справиться сама.
Я заметила недовольный взгляд сына, но дисциплина есть дисциплина — такому безобразию здесь больше не место. Мы сделали вид, что все произошло случайно и больше об этом не разговаривали.

Написать комментарий

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:
Авторизация на сайте