Тётя и племянник обожают страстно трахаться (Порно рассказы)

Тётя и племянник обожают страстно трахаться (Порно рассказы)

Каждое лето в отпуск, к нам приезжает погостить мамина сестра. Зовут Ольга. Моя тетя брюнетка, с длинными волосами и серыми глазами, высокая и худая. Грудь небольшая, но очень аккуратная, как в порно говорится персики в ладонь. Одевается она всегда модно: юбка выше колен, блузка, туфли на шпильке. Ее длинные ноги, не раз становились объектом моих эротических фантазий.

По приезду тёти, мы все собирались за одним столом, я старался занять место напротив неё. Затем, я племянник как бы ронял нож или вилку под стол, залезал под него поднять столовый прибор. И пользуясь мгновением пытался заглянуть ей между ног! Возбужденный порно, я пулей вылетал из-под стола, и со словами, что нужно помыть нож или вилку мчался в ванну, держа в памяти увиденный образ слегка раздвинутых её длинных ног. Вбежав, я включал кран, брал свой разгоряченный торчащий член в руку и с диким восторгом дрочил и спускал несколько струй спермы.

Один раз мне безумно повезло прочитав порно рассказы: снова реализовывая свой хитроумный план с вилкой под столом, я жадно посмотрел на влагалище. Тёти, приподняла ноги на носочки и медленно раздвинула их! То, что я увидел в тот день, впечаталось в мой мозг на всю жизнь! Я потом спать не мог! Тётя была в тоненьких капроновых, еще советского производства, колготках телесного цвета, и когда она развела колени в стороны, я увидел, что она была без трусиков! Впервые в жизни я увидел тетино влагалище!

Время просто остановилось, казалось, между ударами моего сердца шли часы. Тётино влагалище была гладко выбрито, примятая колготками половая щель, делала нежную волну, губы тетиной пизды были слегка отогнуты и прижаты, что создавало впечатление раскрытости письки. Её приподнятые на носочках ноги были изящны и так желанны! Ступни приняли эротический изгиб. Но член испытал судорогу, и горячая жидкость спермы потекла прямо в штаны. Я его даже не касался! Не чувствуя ног, в беспамятстве, я долетел до ванны — помню, что дрочил с такой силой, что после первых обильных спусков спермы, член не опустился.

Я читал рассказы порно, и не останавливаясь, я дрочил и мастурбировал его до следующих мощных струй, а потом до следующих, и до следующих! У меня сводило яйца, а ноги отказывали кончая я очень много.
Сколькими долгими ночами я потом просто за драчивал себя до полного изнеможения, рисуя в своём воображении безумные рассказы и секс со своей тётей, вызывая из памяти её прекрасные в капроне ноги и полураскрытое влагалище (пизду тёти).

Тогда мне показалось это величайшей удачей! Я так гордился своим планом. Только потом я понял, что тётя всё прекрасно понимала, что я делал под столом, и сделала это специально.

Мы жили в трехкомнатной квартире, и тётя останавливалась у нас в самой дальней комнате. Когда племянник пошёл в туалет, проходя по коридору мимо тётиной комнаты, мне послышалось еле слышное постанывание. Поначалу я подумал, что тётя смотрит порно, но уж слишком стоны были натуральны. Я замедлил шаг и осторожно приблизился к её двери, прислонил ухо. В голове начало стучать как в колокол! Лицо гореть! Мозг судорожно перебирал варианты подыскивая возможный источник этого сладостного звука. В паху, стал невыносимо жарко наливаться тяжестью член. Воздуха не хватало, но я не мог позволить дышать полной грудью, чтобы не выдать себя, от чего становилось ужасно душно.

Сдерживая дыхание, я не выдержал и аккуратно, чуть приоткрыл дверь. Тётя лежала на кровати с раздвинутыми ногами, запрокинув голову на подушку прикусив нижнюю губу, видимо стараясь не шуметь, и ласкала себя между ног! Она лежала на спине. Одна нога свисала с кровати, вторая была запрокинута на лежащее рядом скомканное одеяло. Черные распущенные волосы были веером разбросаны по постели.

Я первый раз увидел рассказы полностью голое тётино тело, а главное грудь. Я всегда знал, что она у неё небольшого размера, как два спелых яблока. Она, выгнув спину, ритмично мастурбировала порно левой рукой, а правой, упёрлась в спинку кровати за головой, её груди выглядели как два мячика, которые ритмично и упруго подрагивали в такт её коротким и резким движениям. Больше всего меня поразили её соски. Они были розовыми. Тело — белоснежное, кожа — шёлковая, и розовые соски придавали этой взрослой особе, некую невинность. Тётя всегда считала, что загар старит женщин. Вдруг, она стала тяжело и очень часто дышать. Выгнувшись ещё больше, повернув голову, она попыталась лицом уткнуться в подушку.

Тем временем, согнув в коленях ноги и не прекращая себя мастурбировать, она начала кончать, дергая бедрами навстречу своей руке. Ей очень нравилось то, что она с собой проделывала. Её тело задергалось. Периодически она хватала воздух и снова с силой зажимала рот уголком подушки. От чего стоны превращались в порно оргазм крики. В этот момент я держал свой член, сильно сжимая в руке и неистово кончал на дверь. Казалось, что со спермой выйдут наружу все мои органы! Просто выплеснуться! Я подставил ладонь и затаив дыхание, не отрывая ног от пола, перебирая ими — понёсся в ванну. Забегая, у меня всё с ладони уже стекало на пол, а член продолжал и продолжал извергать семя.

Некоторое время я отсиделся там. Затем, видя, что тётя так и не вышла, проходя обратно, я аккуратно, туалетной бумагой стёр с двери и пола свои излияния и закрывшись в своей комнате, просидел до вечера, пока не пришли с работы родители. Тётя лишь один раз, через дверь спросила:

- «Всё ли у меня в порядке?»

Я ответил:

- «Да».

Вечером мы поужинали. Ночью я сладострастно дроча член несколько раз кончил, представляя порно рассказы про свою тётю и вспоминая, как она божественно себя ласкала. А следующие два дня были выходными, все были дома. В воскресенье вечером, тётя улетела. Оставив очень грустное ощущение тоски.

На следующий год тетя Оля снова приехала к нам. Я ждал ее приезда с огромным нетерпением! Я очень хотел пополнить свои эротические фантазии, новыми образами своей красивой тети.

Она была в короткой юбочке, с голыми ногами и я грезил увидеть ее роскошные кружевные трусики. С нетерпением ждал, когда мы все сядем обедать. За столом я снова «уронил» вилку и полез под стол. В этот раз тетя очень сильно раздвинула ноги. И... она опять была без трусиков. Но теперь, вслед за раздвигающимися ногами, половые губы чуть разлиплись и мне было все отчетливо видно. Я думал, что сойду с ума. В полуметре от меня была полностью обнаженная тетина пизда! Я даже сейчас возбуждаюсь, вспоминая ту минуту, такую долгую, сделавшую меня просто больным!

Я смотрел боясь моргнуть, т. к. опасался, что моргнув, все это окажется воображаемой картинкой — миражом, мне даже родоки замечание сделали, что я там так долго копошусь. Но тетя продолжала держать ноги раздвинутыми, приподнимая их на носочки и максимально разводя колени. Вылез же из под стола, я уже другим человеком.
Побежав в ванную, я обнаружил, что трусы и штаны полностью промокли от спермы, а член стоял и из него продолжали идти выделения семени. Я онанировал до боли, но член словно перемкнуло, меня уже стали звать за стол, а я все дрочил и дрочил, на увиденную тетину раскрытую пизду!

Поздно вечером того же дня, я уже лежал в своей кровати, как ко мне тихо зашла тетя Оля, пожелать спокойной ночи. В комнате было темно и ее силуэт еле проступал в свете фонаря исходящего от окна. Она слегка наклонилась и переставив по очереди ноги, что-то бросила в меня, сказав, что это «подарок» для меня. На кровать, легко упал небольшой маленький узелок. Это были ее трусики! Тетя быстро удалилась из комнаты, а я оказался в плену аромата этой интимной и желанной вещицы моей тети! Они явно были ношены целый день, т. к. были слегка влажные от ее тела и пахли духами с примесью нечто большего, с тонкими нотками вспотевшего тетиного паха. Да, тетя явно знала, что делала!

Я, недолго думая, нацепил их на хуй и дрочил полночи, представляя, как трахаю тетю. Надрочившись, я, спрятав трусики под подушку — сладко спал, до обеда.

Днем, я на тетю смотрел, как на богиню! Она всецело заняла мой мозг, сердце и хуй. Мне — школьнику, взрослая женщина, моя тетя — подарила свои трусики. Это был полный улет. Черные, кружевные полупрозрачные, те кто постарше меня поймут.

Тогда в СССР — это был полный писец! Я до сих пор сохранил ее трусы — это для меня самый важный и дорогой раритетный трофей, когда либо полученный!

Ольга была уже в то время кокетка, нижнее белье и не только его, покупала по заказу из порно журнала! У нас дома тоже такой был, я на телок в купальнике изображённые там, помню все время надрачивал.

Тетя тоже на меня поглядывала с неуловимым любопытством. Между нами была как бы тайна! Это было круто.
Прогулки по городу еще продолжались несколько дней, пока не наступила пятница. Родители думали, что мы поедем с тетей в Петергоф, и мы вроде так и собирались, но в тот день мы никуда не поехали. Я сидел в своей комнате с книгой.

Я читал, когда ко мне зашла тетя. Я отлично помню этот день, как-будто это произошло вчера.

— Что делаешь? — поинтересовалась она.
— Читаю порно рассказы, — ответил я, восхищенно пожирая её глазами.

Тетя была одета в новую обтягивающую короткую юбочку и футболку, через которую проглядывали соски. Ноги были тоже голыми, с ярко красным педикюром. Вся очень накрашена, её черные волосы собраны в конский хвост. Пальцы рук, тоже были в маникюре, того же цвета что и на ногах.

— Хочешь я что-то тебе покажу? — с явным желанием, спросила она меня.
— Да! — я был так заинтересован, что читать уже не хотел.
— Только это будет наш секрет! Понял?! Большой секрет!
— Да, тетя Оля, понял!
— И ты никому не скажешь? Ведь так?
— Нет-нет, — затрепетал я. — Никому!
— Поклянись! — твердо приказала она.
— Клянусь! — заручил ее я.

Тетя села на мою кровать и позвала меня. Я сел рядом. Поставив одну ногу рядом с собой, она слегка отвела колено в сторону.

Тетя Оля снова была без трусиков! Я смотрел, как завороженный. Она смотрела на меня с не меньшим интересом, чем я на нее.

— Хочешь потрогать? — вдруг спросила она.

Я не верил всему происходящему! Пелена окутывала мой мозг, руки и ноги похолодели, меня стало знобить.

— Так ты хочешь потрогать? — сквозь дурманящий туман, прозвучал вопрос еще раз.
— Да, тетя Оля, хочу!! — и я потянулся трясущейся рукой ей между ног.

Она резко свела колено обратно, закрыв от меня сокровенное зрелище.

— Это наша тайна! Понял?! — настаивала она.
— Я никому не скажу, тетя Оля! — взмолился я.

Нога снова медленно была отведена в сторону, представив мне все очарование и красоту женской «ракушки»!
Я дотянулся и ледяными дрожащими пальцами, еле коснулся ее писи. Помню, что тетя аж не дышала, когда я впервые дотронулся до ее пизды.

— Смелее! Не бойся! Я тебе разрешаю! — руководила она мной. Взяв мою руку и развернув ладонь пальцами вниз, сильно прижала ее к горячим половым губам. Тетина пизда была больше моей ладони. Мой средний палец скользнул и попал во влажную глубокую ложбинку — влагалище.

Она сделала несколько коротких движений моей рукой верх-вниз и оперевшись на свою руку позади себя, запрокинула голову и громко выдохнула.

— Я тебе еще кое-что покажу, — сказала она. — Вот, смотри, — и раздвинула половые губы, обнажив мне кругленькую маленькую с виду напоминающую горошинку, складочку — клитор. — Если его легонько тереть, то тете станет очень хорошо. Ты хочешь сделать своей тете приятно? — утвердительно спросила она.

— Конечно хочу, — уже весь возбужденный, я дал согласие.

И она моим пальцем стала поглаживать себе клитор, задавая скорость и нажим. Отпустив мою руку, тетя попросила продолжать, сама тем самым, подняла вторую ногу с пола и, теперь уже, полностью сидела у меня на кровати с раздвинутыми ногами, оперевшись за спиной на обе свои руки.

Я же, старался изо всех сил, аккуратно но быстро массировать тетин клитор. В какой-то момент, она сильно раздвинула ноги, большие половые губы широко разъехались, оголяя лепестки малых губ, а между ними красную сочную дырочку. Тетя полностью легла на кровать, застонав и слегка извиваясь на постели.

— Ты делаешь тете очень-очень хорошооо! — последние гласные слов она сладко тянула.
Тетя Оля стала более напористой, более смелее, я бы сказал — возбужденнее.

— Давай попробуем кое-что?! — вдруг спросила она. И стала стягивать с меня шорты с трусами. Я испугался и застеснялся, но она настойчиво сказала: — Ну давай! Ну хочешь же?!

В этот момент я ощутил ее горячие руки на своем члене. Она взяла, мой хуй, и начала подрачивать, сильно оголяя мне головку. Я был в раю! Тетя делала это так приятно.

— Вот, возьми, — она задрала футболку и вытащила грудь с торчащим розовым соском. — Сожми!

Я взял эту нежнейшую часть женского тела и аккуратно стал мять, катать ее в пальцах. Грудь была податлива и упруга, но легко сжималась. Перекатываясь, мне между пальцами попадал твердый сосочек и тетя вздрагивала при этом каждый раз.

— Нравится? — с чувством удовольствия, поинтересовалась она.
— Очень!! — я не мог сдержать своего счастья.
Тут, член стал сокращаться и тете, в ладонь, на живот и на ляжки тяжелыми струями начала ложиться сперма. Я стал смущаться. Но тетя подбодрила меня.
— Умница! — восторжествовала она.
Я был крутым героем! Член стоял твердее твердого!
Тетя взяла мои трусы и вытерла мне шнягу. Затем, окончательно сняла свою футболку, стянула юбочку и, оказалась передо мной полностью голой!

— Иди ко мне, давай! Всего один раз! — она придвинулась ко мне и поцеловала... в губы!! Ее язык скользнул мне в рот и похотливо заиграл. У меня закружилась голова.

Тетя потянула меня на себя.

— Ложись.

Обхватив меня одной ногой под мою задницу, она стала судорожно вставлять член себе между ног, удобно мостясь подо мной. Через секунду мой член оказался в горячем влагалище тети. Никогда не забуду, как она жадно, нервно впихнула член в пизду, мощно подталкивая меня ногой на себя. Особенно запомнились ее глаза! Они были дикими, злыми — пошлыми. Член погрузился и сразу был плотно обжат мягкими стенками влагалища. Поскольку, тетя была намного выше меня, то мое лицо оказалось как раз напротив ее сисек, и она взяв одну грудь, сунула мне сосок в рот.

— Оближи его! — попросила тетя.

Она сильно обвила меня своими жаркими ногами, сцепив ступни за спиной, и большими рывками сразу стала дергать меня на себя.

Мне было неудобно, я старался приподнять голову, чтобы можно было дышать, но тетя не обращала на это внимание, сильными ногами вжимая меня в себя. При каждом таком рывке у меня изо рта выскакивал ее сосок и я, держась руками за тетины сиськи, уже даже не пытался взять его снова в рот. Тетя все интенсивней продолжала дергать ногами.

— Потерпи! Сейчас! Сейчас! — повторяла она как завороженная, при каждом новом ненасытном толчке ног.
Что-то произошло в моей голове, и я страстно захотел ее. Сознание помутнело и проснулось страшное желание — засадить ей свой член!.

Трахать ее! В области паха стали концентрироваться приятные блуждающие ощущения. Я сильно сжал ее упругие груди, и попытался сам ей поддать, сделав неуклюжие движения туловищем. Тетя, почувствовав это, расцепила ноги и широко раздвинула их, позволив мне потрахать ее.

— Давай племянник — зациклившись, взглатывая, выбрасывала она слова. — Давай!... Еби и трахай! — вдруг вырвалось у неё.

Я задвигал бедрами как мог. Так, я впервые ебал свою родную тетю и — женщину вообще!! Такой был мой самый первый секс в жизни!!

Вскоре, мне сделалось так хорошо — как никогда. Я впился в ее грудь, сосал ее, оставляя на ней большие синяки, и затем, шмальнул несколько струй спермы ей прямо внутрь! Тетя, небрежно сбросила меня со своего тела, и рукой довела себя до кончины. Выгибаясь, уперевшись своей длинной ногой в стену — громко несколько раз выкрикнула на всю комнату. Пизда была набухшая, красная. Я отчетливо видел дырку вагины, из которой вытекала моя сперма. Тетя большими круговыми движениями ладони, продолжала по инерции теребить свое влагалище, половые губы следовали за ладонью, описывая круги.

Встав с кровати, она сказала:

— Никогда об этом никому не говори!!

Она вышла из моей комнаты. А на меня напал такой страх, как-будто я сделал что-то невообразимо чудовищное! Я забился в своей комнате и сидел безвылазно до прихода родителей. Вечером я не вышел, сославшись, что мне нехорошо. Я так боялся, что мои родителя обо всем догадаются: по моему взгляду, по моему поведению или еще как, в конце концов — просто прочитав мои мысли! Они меня с тетей убили бы — сразу! На месте!

Тетя, видимо, тоже очень испугалась и полностью провела все выходные в городе, приходя обратно, только когда мы все уже ложились спать. В понедельник она уехала.

После произошедшего, мне начали каждую ночь сниться кошмары — это был один и тот же сон, вернее фрагмент сна: я лежу на тете, она широко раздвигает ноги, и я ебу ее и... вдруг в комнату заходят родители! Проснувшись, у меня трусы были обильно вымазаны спермой. И так длилось несколько месяцев: каждое утро я просыпался с приятным зудом ниже живота, а трусы — в кучи липкой сперме... Попробовав тетину плоть, я стал ненормальным — одержимым!

Когда я хотел поиграть со своим членом, я закрывал глаза, брал его в руку и представлял свою тетю! Возбуждение было таким сильным, что достаточно было несколько раз передернуть хуй, как сперма сама канонадой выстреливала из него, и я нацеливал его в пол, чтобы не запачкать все вокруг.

Два года мы с ней — даже не разговаривали! Это было, словно вы с кем-то совершили, дикое преступление! И предпочли бы всю жизнь не общаться с этим человеком, дабы скрыть содеянное. Эти два года, тётя к нам вообще не приезжала. Извинялась, говорила, что очень много дел и т. д. и т. п.

Как-то мама позвала меня на кухню и спросила:

— Скажи, ты чем-то обидел мою сестру?! Или она тебя?!
Помню, как все внутри похолодело, а сердце замерло, в глазах стало темнеть. Я так испугался, что захотел сразу во всем сознаться. Пожаловаться, что это она во всем виновата! Но слава Богу этого не сделал.

— Мам, нет конечно!! А что?! — стал оправдываться я.
— Ничего, просто она перестала приезжать. Никогда такого не было.

Наступил такой день, когда мама сказала, что этим летом, к нам едет тетя Оля! Я был в ужасе! Просто в панике! Но все таки этот день настал — и она приехала. Вся по прежнему модная, даже еще красивее чем была: юбка — короче чем раньше, ноги в черных тонких капроновых колготках, высокие каблуки, полупрозрачная кофта, из под которой просвечивался ажурный лифчик, как всегда сильно накрашена, а волосы заплетены в густую косу, свисавшую через плечо. Все были рады, т. к. она давно уже к нам не приезжала. Тетя тоже была очень рада. Я же, испытывал какую-то тревогу — большое беспокойство. Сердце сбивчиво колотилось.

Все было как обычно: выходные тетя с родоками ездила гулять, меня звали, но я отказался. А вечером, она зашла ко мне в комнату и положила мне что-то на кровать. Это были две цветные полароидные фотографии. На одной, тетя лежала на полу вся обнаженная с раздвинутыми ногами в чулках, а на второй, она на том же полу стояла раком, все в тех же чулках! Член стал подниматься и я полез в шкаф, достать самую ценную коробочку — с ее трусиками. Я снова дрочил на свою тетю. И снова у меня проснулось желание засадить ей — потрахать ее.

Следующий день был будним, родители были на работе. Тетя полдня, специально ходила по квартире полуголой. А после обеда она вышла из своей комнаты в черных колготках и блузке.

— Как фото? — неожиданно спросила она.
— Потрясающие! — отозвался я.
— Я тут подумала... давай разок? Никто же не узнает! Это нереально возбуждает! — она пошло присела, вытянула губы в поцелуй и бедрами показала жест ебли.
— Если честно, я.
— Мы никому не скажем! Всего разок и все! — давила она на меня.

Шняга уже стояла и несмотря на дикий страх, я очень ее хотел. В тот день я окунулся в мир полный разврата. Она легла на кровать и попросила снять с нее колготки. Сначала я приспустил их за резинку, оголив тетин бритый лобок, а затем взявшись за тонкий капроновый носочек — потянул, тетя согнула ногу и, помогая мне, вытащила ее; нежный материал легко скользил по ее ноге. Потом я взял второй носочек, тетя согнула вторую ногу и она также легко выскользнула. Дальше она попросила расстегнуть блузку. Пуговицу за пуговицей, расстегивая, я обнажал ее грудь. Затем, она стянула с меня штаны и похвалив, за уже большой стоячий член, поиграла с ним рукой. Расставив ноги пошире, она круговыми движениями помассировала свою большую пизду. Когда она это делала, были слышны легкие чавкающие звуки. «Роза» снова раскрылась, обнажая дырку вагины.

— Давай, ложись на меня, — тетя легла на спину и подразнила меня, раздвигая руками промежность.
Хуй стоял как у коня. Я лег на нее и она помогла вставить член ей в пизду.
— О! Большой мальчик, — понравилось ей.
Меня это подзадорило, и я сделал несколько небрежных толчков. Заметив мой настрой, она сделала несколько быстрых движений бёдрами.
На меня нашла жуткая похоть, член внутри тети горел. Я схватил ее за груди и начал дуплить. Тетя молниеносно отреагировала, широко раздвинув ноги. Её глаза горели также, как тогда, в первый раз, — похотливо, злобно.
— Я полностью твоя Трахай меня, еби свою тетю. — и она застонав, с наслаждением выгнула спину.
Стонала она нарочно, чтобы я больше ни о чем другом думать не мог, как кроме неё.
Когда я кончил, она сказала:
— Давай будем делать это все время? — спросила она, пристально и жадно смотря на меня.
— Ну... А разве так можно?! — меня всего трясло и колотило.
— Можно! — без тени сомнения подтвердила она. — Если будешь молчать — то можно.
Всю неделю мы делали «это». Засыпая, я нетерпеливо ждал следующего дня, т. к. завтра, тётя снова даст с собой поиграть, даст везде потрогать и даже больше! Неделя пролетела быстро, потом изнурительные выходные, которые как на зло тянулись бесконечно долго. И вот, наконец, настали долгожданные будни. Тётя снова давала мне делать запрещённые вещи. Потом она уехала, а я остался жить в своих мечтах: где мы с тётей вдвоём...
Прошёл почти год. Ольга, позвонив моей маме, сказала, что летом хочет полететь в Турцию и, что если та будет не против, то возьмёт меня с собой. Мама была не против. Ей наверное, как и мне впрочем тоже, даже в голову не могло придти, что мы будем жить с тётей — в одной комнате!
... Когда нас проводили в номер и тётя Оля сказала, что это моя кровать, а это — её, я чуть сознание не потерял. Ольга сразу пошла в душ. Выйдя голой, она проследила за моим взглядом, который конечно же был прикован к её телу и медленно облачилась в купальник. Прошло несколько дней, но так ничего и не было. Я весь извёлся, ночью не мог подолгу уснуть, член стоял, внутри все болело. После того, как достаточно насмотрюсь на почти голую тётю, я шёл в душ и безбожно дрочил. Много позже я понял, что у Ольги просто были месячные.
На пятый день отдыха она сказала, что приготовила мне сюрприз, и что я кое-что увижу, но для этого должен буду тихо посидеть в шкафу. Когда я залез в него, тётя включила телевизор на среднюю громкость и минут через 5 постучали в дверь. Она открыла. Практически сразу я услышал чмоканье. Затем, какой-то загорелый мужик спиной повёл мою тётю к кровати, не прекращая целовать её и активно шарить рукой у тети между ног. Бросив её на кровать, он что-то сказал про Аллаха и накинулся на неё. Халатик полетел на пол, он положил её ноги себе на плечи и своим огромным хуем начал тыкать в тетину пизду. Такого порно — я ещё не видел!
Он так дрючил мою тётю: всячески приподнимал её, шлепал по грудям, по бёдрам. Тётя громко дышала и сопела, но через 15 минут она не выдержала и стала кричать, заглушая звук телевизора! От этого он просто обезумел, словно бык, он насиловал мою бедную тётю, буравя её своим хуем.
Я тоже от всего этого обезумел. Пульс так стучал, словно меня выбросили без парашюта из самолёта. Хуй гудел, метая сперму по всему шкафу. Тётя, кричала уже примерно 20 минут. Затем он развернул её и поставил раком на край кровати. Пока он слезал, чтобы встать рядом с кроватью, я увидел тетину пизду. Это было нечто! Бордовые половые губы были просто растерзаны и обнажали зияющую вагину. У неё заметно подрагивал низ живота и лобок. Это происходит от сокращения вагинальных мышц, когда баба во время ебли получает неимоверный кайф.
Подойдя, Турок звучно похлопал Ольгу по внутренним сторонам ляжек, она встала на локти, переставила колени пошире и выпятила свой зад ему навстречу. Пизда неестественно, бесстыже выдвинулась вперёд. Я тогда понял, как бабы дают мужикам ебать свою пизду! Турок сказал:
— Вах, Аллах!
И снова своим членом захуячил в тетину дырку и она ещё кричала минут 10. По его загорелой спине, обильно тек пот. Тётя тоже была вся взмокшая, как русалка. Эффектно смотрелось тётино белое тело, на фоне турка, который был словно негр. Как огромная обезьяна он продолжал драконить её, хлопая по бёдрам, оставляя розовые отметины своей страсти.
Наконец, вдоволь насладившись, он крепко схватил её за грудь и, сделав ещё пару толчков, вынул хуй и с криком тарзана, хуйнул на спину тёте несколько длинных вязких струй. Затем, эта большая довольная обезьяна упала рядом с ней на кровать. Я тоже уже лежал на полу шкафа, кончив на тот момент раза четыре.
Когда тарзан ушёл в душ, тётя открыла шкаф и шёпотом сказала мне мчать к бассейну, где она найдёт меня через некоторое время. Я нёсся на непослушных ногах, а в ушах у меня стоял крик и стоны моей тёти, эхо шлепков по её грудям и бёдрам...
... Сидя на шезлонге у бассейна я, потупив взгляд на полуголых купающихся баб, думал о том, как же сильно я хочу свою тётю. Ни нежно заниматься с ней любовью и ласками, а именно пялить её! Как тот турок, чтобы тётя дёргалась и кричала!
В голове все попуталось: я был одновременно восхищён ею и одновременно ненавидел её. В тот день я стал понимать, что бабы — это такие же животные как и мужчины. Также падки на секс, как и мы. И ещё я понял одно — когда бабы летят в Турцию, они летят за одним — поебаться! Ни в одной стане мира телку, так не оттрахают так, как это делают турки. Пока я придавался размышлениям, ко мне подошла Ольга.
— Знаю, смутное ощущение, — потрепала она меня по голове. — Но...
— Тебе хоть не больно? — волнуясь, спросил я.
— Больно? — удивилась и засмеялась она. — Мне — прекрасно! После такого хочется жить!... Пойдём в номер, жарко, а я не хочу загореть...
Ольга не любила загорать, поэтому мы гуляли только вечером или рано утром. На улице она ходила всегда либо в лёгком платье либо в накидке типа сари. Днём мы находились в номере, она рисовала, а я или купался в бассейне перед отелем, или сидел с ней и смотрел, как она пишет картину. В море она меня не пускала, хотя его было видно из окна нашего отеля. Лишь вечером мы ходили купаться на море, а возвращаясь в гостиницу, Ольга позволяла себе поплавать в бассейне. Потом мы сидели ещё немного в баре, где она рассказывала мне смешные истории.
Через несколько дней после того, как её отымел «тарзан», мы так же были в номере, вдруг она отложила свои карандаши и сказала:
— Хочешь меня? Давай разок? — она подошла и через шорты стала массировать мне член. — Давай!
Мой хер уже оттопырил ткань и она не стесняясь, вытащила его и начала подрачивать. Конечно я уже хотел её!
— Тётя Оля.
— Сегодня хочу по особому, — заявила она и скинув халат, легла раздвинув ноги. — Полижи мне.
Когда я наклонился, она схватила меня рукой за голову и резко прижала свою пизду к моему рту. Я почувствовал солоноватый вкус её плоти. Мне было неприятно и тяжело дышать. Кряхтя, я активно начал ворочать языком, пизда стала влажно наливаться и раздаваться в стороны. Тёте становилось хорошо и она начала сильно сопеть. Через минуту она в такт моему языку стала слегка поддавать бёдрами, и каждый раз мой язык, с клитора, соскальзывал глубоко внутрь в лоно влагалища, тётя в этот момент ещё сильнее вжимала мою голову между ног. Прошло несколько минут, тётя, согнув ноги в коленях, сильно взяла мою голову двумя руками и вовсю играя бёдрами, стала елозить мокрой пиздой по моему лицу.
— Лижи, лижи, лижи!! — повторяла она. Затем, она закинула свои ноги мне на спину и, крепко обхватив ляжками мою голову, стала стонать. Все моё лицо было вымазано тетиным соком.
Отпустив меня, она быстро встала на колени раком и сбивчиво сказала:
— Не могу терпеть! Поеби меня!
Вставив ей, я осторожно начал совершать фрикции. Не удовлетворившись таким началом, тётя потребовала трахать её жёстче.
— Я специально тебе показала, как это делают настоящие мужики! Жёстче давай!
— Ну ты же моя тётя? — начал я растерявшись замедляя темп.
— В этом-то и весь смак! — она начала злиться. — Ударь меня! Ты должен хотеть меня!
Я слегка шлепнул её по попке.
— Как баба! Врежь мне! Можешь делать со мной что хочешь, родители не узнают! Я разрешаю меня затрахать здесь!
Я почувствовал огромную озлобленность и в тоже время небывалое вожделение к своей тёте.
Со всего размаху я смачно треснул её по заду.
— Давай! Ещё! — зло выкрикнула она. — Затрахай меня!
Я сильно оскорбился. Такой тети — я ещё никогда не видел. Из милой женщины, которую я так почитал и возносил на Олимп, она превратилась в ненасытную самку пусть и с безумно красивой внешностью, но самку, которая хочет чтобы её отодрали, как караванную девку, которых брали с собой бедуины в дальние походы, чтобы длинными южными ночами, наслаждаться — пуская по кругу. А потом, по случаю — продать подороже.
Такого оскорбления я не мог ей простить и толкнул её в бедро. Она упала набок. Я потянул её за ногу на себя. Ольга поняв, что я хочу лечь на неё сверху, быстро легла на спину и придвинулась разводя ноги. Её глаза снова сверкали знакомым мне огоньком. Я начал сношать её, до упора забивая член в пизду. Груди упруго тряслись, как студень. Меня это стало заводить и я с размаху шлепнул её по белой груди. Тётя этого не ожидала, но тут же получила по второй. Затем ещё раз. И ещё. Шлепки были звонкими. Красные разводы на грудях меня возбуждали. Мне это нравилось! Настолько, что я не выдержал и выпалил:
— Сейчас тётю научат хорошо себя вести!
Я схватил её за горло и как тот турок, начал пердолить её во всех тяжких. Тётя стала подо мной извиваться. Но я не выпускал её, перебросив руки на сиськи, стал мять их как пластилин, оставляя белые следы от пальцев, которые тотчас сильно краснели, надолго сохраняя свежие отметины.
Я почувствовал вкус этой женщины! Она изгибалась закатив глаза и приоткрыв рот, издавала звуки наслаждения от того, что с ней делают. Свою тётю, я в буквальном смысле чувствовал у себя на хуе, т. к. центр моего восприятия стал горячо смещаться именно туда и там концентрироваться. Член приятно покалывал и пульсировал. Тетина пизда, крепко обжимала мой отросток сладострастия не отпуская его. Перед тем как кончить, я снова взял тётю одной рукой за её хрупкую шею, а второй за грудь и нависая над ней, варварски усилил темп. Тётя попыталась закричать, но лишь закашлялась, более чем нужно, случайно пережал ей горло.
Возникло ни с чем не сравнимое ощущение полнейшего разврата. Здесь, в Турции, тётя разрешает мне себя трахать! Она моя! Я продолжал ритмично впихивать свой член в её пизду. Тётя, бросала на меня короткие взгляды, дабы убедиться что я также наслаждаюсь ею, как и она мной.
— Потрахай вот так, — тётя, прервав меня, встала раком на очень широко раздвинутые колени. Половые губы были разомкнуты и сочились.
— Давай, загоняй племянник! Ты меня раздразнил! — требовала она.
Когда я вставлял, тётя резко приподняла зад и мой член был проглочен. Затем, она стала делать размашистые круговые движения задом и я понял, что кончаю — спустив спермы прямо в пизду!
С этого дня, моя тётя Оля, стала для меня секс-наставницей. Она учила меня трахаться, показывала, что и как делать. Весь материал, закреплялся — практически, мне очень нравилась эта «дисциплина». Все, чем я овладел в сексе — я обязан своей тёте: от философии и элементов техники до полноценных ролевых игр. Тётя обучала меня трахаться грубо — жёстко. Она всегда говорила:
- «Племянник, бабу надо ебать и трахать!»
Оставшиеся в Турции дни, мы каждый день занимались «уроками» секса. У меня исчезло всякого рода стеснение, да и тётя уже более уверенно проделывала со мной то, что ей хотелось, смело командуя процессом ебли и реализовывая прежде всего — свои фантазии. Живя в одном номере — мы очень сблизились. Этот способ я взял на вооружение в будущем.
Вернувшись, я знал, что мы теперь с ней, будем трахаться постоянно. С выпускного класса и до третьего курса института, моей первой и единственной женщиной — была моя тётя!
Как-то я на все лето приехал к ней погостить. Тетина дочка уехала к бабушке по отцу, а я наврал дома, что поехал к другу в Волгоград. Это были самые лучшие три месяца моей жизни! Я словно перенесся на машине времени в эпоху Нерона, при правлении которого, в Древнем Риме были сброшены все запреты на сексуальные утехи. Там, в другом городе, наедине с тётей, мне были доступны любые помыслы разврата. Она была полностью моей, к тому же, тёте очень нравился секс, когда её трахают на грани насилия. Я на тот момент, кроме грубой ебли, другой не знал — она получила то что хотела. Её просто с ума сводило, что её имеет собственный племянник.
Фактически, мы безвылазно прожили эти три месяца порно рассказы, лишь иногда она выходила за продуктами. Тётя не хотела, чтобы соседи видели, что я маячу у неё все это время. Тем летом, Ольга посадила меня на особую диету, которой я пользуюсь до сих пор. Она каждый день мне делала овощные соки, в основе которых был сельдерей, включила в рацион много петрушки, орехи и мед, а также фрукты содержащие железа. На третий месяц я мог совершать до двух тысяч фрикций за порно половой акт, что позволяло мне трахать тётю до безумных криков. У неё угловая квартира и мы делали это в дальней, специально подготовленной для этого, комнате. Пришлось вытащить диван в прихожую, а большую кровать разобрать и собрать в нашей комнате секса, там висело много ковров, которые приглушали тетины крики. Ольга заказала толстые непросвечивающиеся шторы, чтобы мы могли не выключать свет. Тётя не любила заниматься сексом с тетей без света, она всегда говорила рассказы:
- «Я не для того крашусь и одеваю чулки, чтобы скрыть это все в темноте!»
На огромной кровати, кроме пары подушек ничего не было. Это был не просто трах с кондачка, а полномасштабная подготовленная программа совращения и ебли. Эта комната для меня была словно Храмом греха! Где совершается самое запретное, что только может быть. Совокупление с родственницей, имело чуть ли ни сакральный характер. Как Содом, где происходит недопустимый разврат. В комнате секса — порно насилуя тётю, я уничтожал не только своё сознание, но и её, замещая его другим — изменённым, извращенным... больным. Такой подготовленный с пристрастием секс — только добавлял отвественности за содеянное!
Иногда мне казалось, что мы занимаемся чем-то беспредельно страшным! Днём, меня просто порализовывал страх, бросало в панику! Но ближе к вечеру, смотря как тётя совершенно спокойно готовится к тому, что её, снова будут ебать; как она красится в новый вызывающий макияж; как обновляет маникюр и педикюр; как тщательно депилирует ноги и пах, всегда садясь таким образом, чтобы мне были видны её прелести; как выпивает очередной стакан воды с противозачаточной таблеткой; спрашивает меня, какие чулки я буду на неё сегодня надевать, какую причёску ей лучше сделать — все это для неё был как-будто некий ритуал! Видя все это — хуй поднимался и делался твёрдым.
После очередной бурной утехи, перед сном, я спросил её:
— То, что мы делаем это ведь очень плохо?
Тётя повернулась и серьёзно посмотрела на меня.
— Плохо. Но я очень хочу секса... с тобой! Меня это заводит! Понимаешь? Это сильнее меня.
— Но ты же моя тётя! — все не унимался я, и хотел услышать более-менее удовлетворяющий меня ответ. Ответ — который даст мне объяснение: почему я так возбуждаюсь и хочу именно её?
— Тебя ведь тоже заводит это, признайся? Даже не то, что я позволяю тебе с собой проделывать, а именно то, что я твоя — тётя! Это... Это как ебаться... с собственным сыном! Вроде как нельзя, но ты соблазняешься! Заводит? Скажи?!
— Да, — сознался я. И она была права. Я много думал, а что если бы, у меня была возможность: выбрать любую другую бабу, которая будет также исполнять все мои желания? Или же оставить все как есть? Я бы — все оставил как есть!
— Ты сам ответил на свой вопрос, — подытожила тётя и удовлетворенно ложась на подушку, продолжила: — Инцест, это очень сильная и загадочная штука, племянничек...
— Скажи, а если бы у тебя был сын, неужели бы ты...
— Да! — твёрдо сказала она. — Не могу этого обьяснить, но... черт подери — да!
Спали мы с Ольгой тоже вместе, но в другой комнате и на кровати поменьше. Удивительное ощущение: засыпать с родной тётей, видеть её голой, и наслаждаться её телом; пиздой, насаживая на хуй. А ведь это сестра моей мамы! И она даёт себя трахать! Удивительно!
Я любил, когда она кричала. Я одевал ей чулки, ставил тётю раком и, намотав её длинные волосы себе на руку, сильно шлепая по бёдрам и бокам, насиловал её до первых громких стонов. Потом переворачивал на спину и навалившись сверху терзал её пизду, одновременно грубо хлопая по упругим грудям, пока тётя не начинала задыхаясь протяжно орать. Когда крик становился оглушающим я, трахая, гнал её на край кровати. Она опускалась на локти на пол, а коленями оставаясь стоять на краю постели, тем самым выпячивая и выгибая зад. Пизда задиралась кверху. Таким образом, мне было ещё удобнее ебать её. Впившись пальцами в ягодицы и разводя их, я наслаждался зрелищем её раскрытой и растраханной пизды. Пизды моей тёти! Это сладкая, мокрая, красная дырка — манила меня больше всего на свете.
Одним днём, Ольга собиралась в магазин. Одела колготки, юбку, туфли и хотела было выйти, но в коридоре я её остановил. Я взял её за плечи и с силой поставил на колени, молча спустил шорты и поднёс к её губам хуй.
— Что это значит?! — строго спросила она и попыталась встать, но не получилось. Я крепко взял её за волосы.
— Соси!
Тётя стала трепыхаться. Чувствуя вседозволенность, я сильнее сжал её копну волос.
— В нашей игре нет запретов! Вот я и подумал, что хочу чтобы ты сосала! Открывай рот!
Тётя злобно на меня посмотрела, но открыла, сделав губы буквой «О». Я насадил её голову на хуй и немного понасиловал тётю в рот. Мне очень понравилось! Её нежные губы и язык скользили по моему стволу. Я держал её за волосы фактически у затылка и водил головой по члену сам контролируя и задавая нужный темп. Я так распалился, что судорожно развернул тётю раком и стал стягивать с неё колготки с трусиками.
— Нет!... Не здесь!... Соседи!... В нашу комнату! — залепетала она.
Я быстро потащил её ебаться. Толкнув на кровать, я развернул её задом и приспустив колготки с трусами, врезал ей по заднице. Со шлепком схватил за манду, помял и тут же, засадил хуем — до самого упора.
— Сейчас тёте придётся поработать пиздой! — бросил я и начал грубо долбить её.
В этот раз я позы не менял. Драл её как шлюху. Тётя начала кричать, но от этого, я стал её дуплить ещё пуще прежнего. В досыта накричавшись, Ольга обессиленная лежала на кровати, я же, продолжал насиловать её лежащее тело, ворочая её за зад и трахая. Закончив, я пошёл в душ.
Выходя из ванной, я встретил Ольгу у двери, её глаза были в слезах.
— Ну что?! Хорошо твоя тётя умеет работать — пиздой?! — последнее слово она особенно выделила, и ударила меня по лицу. Удар был несильный, скорее был похож на тычок, так, видимо от обиды.
В этот день мы не разговаривали, а у меня хуй стоял от одной только мысли, что его сосала моя тётя. Заснули мы вместе, но она повернувшись ко мне спиной.
На следующий день она писала картину, а я смотрел телевизор. Часов в 19, как это было каждый день, Ольга помылась и начала краситься, затем стала депилировать ноги, сама одела чулки, на этот раз в сеточку, и подошла ко мне.
— Ты идёшь в нашу комнату? Я готова поработать, как ты говоришь,... пиздой.
Тётя «работала» классно! С этого момента у нас вообще не было каких-либо тормозов в нашей «игре». Секс начинался с того, что она наклонялась надо мной, и интенсивно сосала мне член. А потом «работала» пиздой и телом, доставляя себе и мне — неистовое удовольствие!
... Лето подошло к концу и мне пришлось уехать. Я просто был «болен» Ольгой, отсчитывая дни в календаре до её следующего приезда. Так шли годы: от приезда к приезду...
... На четвёртом курсе я активно стал увлекаться другими девками. А еще, я пошёл на курсы стилиста-визажиста и подрабатывал в одном салоне. Это было весело. Днём красишь смазливую девочку, учишь её секретам красоты и неотразимости, а вечером она вся такая благодарная позволяет дрюкать себя в постели, вертеть её, словом, всё — что только вздумается. У меня даже был коронный трюк. Я отворачивал кресло от зеркала, объясняя это тем, что мне так отсвечивает, а тут типа предстоит тонкая работа. Затем, виртуозно владея кисточками, я делал ей макияж и причёску, который превращал из 19-ти летней «невинной» студенточки — в шлюховатую студенточку-проституточку. Поворачивая кресло обратно, я следил за реакцией. Были некоторые, кто реально оскорблялся, но таких было очень мало. Даже те, кто поначалу чувствовали себя униженными и краснели, при умелом разговоре и подходе, вечером, еблись так, словно отрабатывая свой «новый образ».
Всё было прекрасно, пока ко мне не пришла одна брюнетка, лет 28. После проделанного моего нового хитроумного плана с зеркалом, вечером, я эту девку пригласил к себе домой. На этот раз, я особенно постарался, сделав из неё настоящую «Анжелину Джоли». И вот мы уже в кровати, я весь бурлю, она начала раздеваться, сняла лифчик и... обнажила свои розовые соски! У меня словно шоры спали... Перед глазами встал устойчивый образ тёти... Член начал падать... А она всё чего-то хочет, держит меня за хуй, пытается взгромоздиться сверху, пыхтит... Я ей говорю:
— Всё, «Джоли», приехали, ничего не получится... давай потом как-нибудь.
Она по инерции ещё повозилась с моим членом, затем опомнившись, заявила:
— Чё? Эй, ты о ком? Я не Джоли! Я Катя! — начала она. — Я чё...
— Да-да, Катя, всё, потом, — грустно вздохнув, перебил её я.
«Джоли» попалась настойчивая, так и не выпуская мой обвисший хуй, как последний шанс, попыталась реанимировать его: покрутив и помотав, она — широко раскрыв рот, заглотила его, словно питон кролика. Видя это — мне стало ещё хуже. Пососав и, не веря происходящему, она снова попыталась, кряхтя усесться на висячий член, изрядно испачкав меня своими выделениями. «Бедняжка...» — мелькнуло у меня в голове. Всё было бесполезно... Поняв это, она собрала шмотки и без слов, ещё и недовольная, чуть не забыв свои трусы, покинула мою берлогу. Я же, остался лежать с образом тёти перед глазами. Это — произошло в первый раз в жизни, когда у меня «упал», прямо перед соитием и виной тому — была моя тётя. Я не придал этому серьёзность, мало ли — был не в настроении или ещё что. Но когда подобное произошло во второй раз — меня это озадачило. Далее, когда мне попадались бабы, хоть как-то похожие на мою тётю — сценарий был предсказуем. Я таких девок, стал бояться как огня!
Дальше — хуже! Много раз я пытался завезти отношения с девушками. Иногда это даже получалось, но... до первого приезда моей тёти. Как только она приезжает, я пытаюсь ей объяснить, что все закончено, что у меня девушка и что изменять ей я не буду. Тётя, как-будто и слышать ничего не хочет. Со словами: «Тебе понравится!». Залезает на кровать, становится раком, выгибается как кошка, и двумя руками приспускает колготки, обнажая бесстыжую пизду.
— Давай разок? Потом расскажешь про свою Лену или кто-там у тебя, — обычно дразнит она меня.
Я не выдерживая, накидываюсь на неё и ебу! Пока она снова не будет кричать. А потом ещё разок и ещё разок!
Я признался ей в любви. Через некоторое время Ольга мне ответила взаимностью. Это странная любовь, которая сочетает в себе нежные чувства и грубый секс — это как два разных мира, как две разные жизни. По городу мы гуляем как пара обнимаемся целуемся, а вечером, я трахаю её как потаскуху, которая задолжала. Эта любовь тянется уже долгие годы. Поскольку мы не можем, из-за совершенно очевидных причин, постоянно жить вместе, то встречаемся тогда, когда Ольга приезжает к нам — это летом и зимой на новогодние праздники. Надо же было — влюбиться в собственную тётю?! Да, у меня много женщин и Ольга даже очень ревнует меня к ним, когда приедет, все расспрашивает «что? да как?». Но как только мы снова начинаем трахаться, все сразу уходит на второй план — становится неважным!
Потом, я не раз предпринимал попытки создать семью, но все тщетно... Как только приезжает тётя, приходится забыть обо всех. Эти «качели» продолжаются уже много лет и я не могу их остановить...
... Сейчас мне 35, а моей тёте за 50. Я очень боюсь, что когда-нибудь это станет известно моим родным.
Этим летом снова приезжала Ольга. Я рассчитывал, что смогу не делать «этого» больше, что её приезд будет испытанием, которое я выдержу. Но...
... Тётя внимательно выслушала меня.
— Саша! Ты трахаешь меня почти 18 лет! А теперь заявляешь, что все закончено?! Вот так, раз и все?!
У меня в горле встал ком.
— Но когда-то это должно закончится? У меня же должна быть нормальная семья?
— Заводи семью, — перебила она меня. — Никто не запрещает, но только не надо говорить, что все закончено!
Я занял решительную позицию.
— Но я же не могу заводить семью и изменять?!
— А это и не измена! Изменяют с любовницами, а я твоя тётя! И никого это не касается, что ты трахаешь меня! Это наше дело — семейное!
После длительной перепалки, Ольга, понимая, что упускает ситуацию из рук, принялась бить по моим самым слабым местам.
— Хорошо, хорошо! Я не настаиваю. Но пожалуйста... всего один раз, прошу... — взмолилась тётя.
— Один раз уже был — сотню раз назад, — не сдавался я.
Ольга легла на кровать напротив меня, скинула туфли и медленно задрав длинные голые ноги, раздвинула их. Сдвинув пальцами полупрозрачный треугольник трусиков — обнажила слегка покрытую волосками пизду. И, смотря на меня, погладила её ладонью. Её глаза горели пошлостью. Она приподняла бёдра и потянула с себя трусы, сначала медленно вытащив из них одну ногу, затем, также медленно сняла их через другую.
— Тётя готова поработать пиздой! Слышишь? Если я провинилась в чем? Можешь сполна взять плату. Иди сюда.
Сердце вязко забилось. Было одновременно и жарко и холодно, я почувствовал во всем теле дрожь — в груди, руках, ногах... Но как я ни старался — я не мог оторвать взгляд от её пизды! Пизды, моей 52-летней тёти! Она провела указательным пальцем между половых губ и они раскрылись, как бы «разрешая» овладеть ею.
— Ну, иди! Я перед тобой виновата и готова платить!
... Что-то внутри меня сломалось, и я с «каменным» членом драл её снова, хлопал по её упругим, по-прежнему девичьим грудям, с торчащими розовыми сосками; тискал и таскал её по всей кровати, а она на всю квартиру — кричала голосом шлюхи. Которая отплачивала хозяину, купившему её на рынке рабов, за чрезмерно дорогую цену. В этот раз я был особенно беспощаден. Да, ещё недавно я любил эту женщину, может и до сих пор её люблю. Не скажу, что я все это время был нежен с ней в постели, тем более она сама настаивала на грубости. Но в этот раз — я держал за бёдра не любимую, а развращенную, окончательно испорченную, бесстыжую сучку!
Я «жарил» её тело, крутил туда-сюда, тётя была вся красная, лоб и виски взмокли, но она послушно давала ебать себя в разных позах. А я не спрашивая — брал «плату», раздвигая ей ноги и укрощая свою потребу. Сосал и кусал соски, пихал пальцы в её полураскрытый рот, давал лёгкие пощёчины, и называл шлюхой. На мои оскорбления Ольга не обращала внимания. Она просто трахалась! Лишь иногда, когда я её вновь разворачивал в новое положение, чтобы засадить покрепче, выкрикивала:
— Ещё!!
... Уже в аэропорту, улетая, Ольга сказала, чтобы я приезжал к ней на новогодние праздники, что наша комната секса ждёт, что она сделала кое-какие изменения, и будет ожидать меня, там — в нашем Храме греха...
А пару недель назад она прислала SMS: «Жду! Я тебе позволю ВСЕ!»

Написать комментарий

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:
Авторизация на сайте