Тетя привезла в гости своего племянника чтобы заняться сексом (Порно рассказы)

Тетя привезла в гости своего племянника чтобы заняться сексом (Порно рассказы)

Комната порно греха — это изобретение моей тёти. Грубый секс, целенаправленное совращение, это тоже все она. Ольга непостижимая и загадочная женщина. Вот уже более двадцати лет мы тщательно охраняем нашу тайну. Тайну родственной половой секс связи. Невидимые цепи держат нас скованными уже два десятка лет. Однажды прочитав порно рассказы и вкусив этот запретный плод я продолжаю грызть его до сих пор секс с тетёй.

Ольга с улыбкой лепетала о том, что очень рада меня видеть, о том что мне будет очень хорошо, и чтобы я, ни о чем не думал и не переживал. Улицы меняли друг друга, мелькали дома, деревья, она — на своей Хонде, везла меня к себе в комнату греха. У меня возникло ощущение, что я порно секс трофей — добыча, которая глупо попалась и теперь её будут медленно готовить и пожирать.

— Эй! Ты че не рад?! — Ольга игриво толкнула меня в плечо. — Че такой — унылый?! Тебя такое ждёт!
«Боже, я только как 20 минут назад прилетел, а она уже о ебле и сексе думает!» — подумал я.
— Все хорошо... так... просто, — ответил я.
— Ладно, позже на тебя посмотрим! — загадочно улыбнулась и подмигнула она.

Вскоре мы приехали. За долгие годы, которые я не был у Ольги, многое изменилось. Новый ремонт, новая мебель. Пройдя по квартире и дойдя до двери, той самой — ведущей в ад порно разврата, где совершалось то, за что во времена охоты на ведьм, нас с тетей, попросту — заживо сожгли бы! Где витает дух совращения; царят растление и похоть. У меня щемануло сердце.

— Пока туда не ходи! — послышался тетин голос из кухни. — Подожди до вечера.

Я вернулся на кухню. Легко позавтракав, мы обменялись последними новостями, как общего содержания, личного, так и очень личного. После небольшого отдыха, мы поехали прошвырнуться по городу, а заодно прикупить что-нибудь по мелочи.
Ольга вела себя, как ни в чем не бывало: легко и непринуждённо. Я снова был счастлив. Нагулявшись, мы вернулись домой. Она сделала овощной сок, также, как это делала многие годы назад и принялась накрывать на стол, чтобы отпраздновать мой приезд и совместный Новый год. Настроение у неё, и так будучи отличным, явно нарастало от предстоящего возбуждения. Ольга была в соблазнительной маечке и старомодных лосинах. Мы сели.

— А я знала, что ты приедешь! — без капли сомнения заявила она, разлив по пол бокала сухого.
— Это почему же? — хотел я скрыть свою такую предсказуемость и небрежно, быстро стал забрасывать оливки в рот.
— Потому что ты — не дурачок! — выделила она последнее слово. — Только глупый отказался бы от того, что я приготовила!
— Ну я же не знаю, что ты приготовила! — быстро проглотив оливки, сказал я, чтобы не смущать её набитым ртом.
— Все ты знаешь! — она подкинула оливку и поймала её ртом. — Ты все абсолютно правильно сделал! Надеюсь тебя не терзают больше эти глупости: типа «измена своей девушке» или «с тётей это плохо»? — она снова высоко подкинула оливку и широко высунув язык лопатой, поймала её. — Если я даю — надо брать!

Её глаза одобрительно сверкали, а майку оттопырили точенные сосочки.
Мы ещё опрокинули по пол бокальчика.

Стрелка часов близилась к восьми вечера и Ольга сказала:

— Ну, молодой человек! Мой дорогой племянник! Время получать новогодние подарки и читать секс рассказы! Деда Мороза я тебе не обещаю, но — привлекательную секс Снегурочку, вполне, — Ольга засмеялась и пошла в ванную.
Когда я вышел из душа, то обнаружил её, скромно сидящую читающую рассказы секс порно на диване в халатике, не накрашенной, без чулок. Она встала и жестом показала идти за ней. Мы подошли к двери и она — отворила её. Включила свет. Шестнадцать ламп хрустальной люстры — ослепили меня. Огромная новая кровать уже была приготовлена для запретного совокупления: пастельного цвета простыня натянута, подушки — в бежевых наволочках. Из тех ковров, которые были ранее, остался только один, остальные тоже новые. Также бросились в глаза обновлённые тяжёлые шторы с кисточками по краям. Но было два предмета, которых раньше не было — это длинный вдоль стены шкаф-купе и, в углу, резное трехзеркальное большое трюмо, на котором россыпью лежали наборы для макияжа, кисточки, помады, флакончики с лаком, заколки, резиночки и ещё куча разной всячины.

— Я тут подумала. Зная твои предпочтения, то, что ты любишь, а главное как! Решила дать тебе полную свободу, — тётя пошла вдоль шкафа, поочерёдно отодвигая все двери по пути. — Я хочу быть для тебя всем. Всеми секс и порно образами, которые ты только себе придумаешь!

Я не знал, что ответить! Открытый шкаф демонстрировал мне стеллажи, вешалки и полки, неимоверного количества одежды! Юбки разного калибра, платья, блузки, прозрачные лифы, майки, купальники, топы, пеньюары — полупрозрачные и в сетку, целая полка разных туфель и босоножек, всевозможных трусиков, а последний отдел был полностью посвящён чулкам!! Самые отборные, самые тонкие, с кружевами и поясом, всех цветов и оттенков, с замысловатыми рисунками, даже красные и — белые свадебные!

— Не только во внешнем обличии, так сказать, — продолжила она. — Но и в поведении! Во всём! От шлюхи и твоих театралок, до... хоть — медсестры и студентки! — Ольга сделала широкий жест рукой в сторону шкафа. — Куда фантазия заведёт. В общем, наряжай и трахай! Я буду твоей — куклой Барби! Ну как? Нравится трахаться?!

Я понял, что задержусь здесь на неопределенное время... У моей сестры была в детстве кукла с одноименным названием, мне вспомнилось, как она её красила, причёсывала, наряжала и потом играла. А теперь и у меня появилась своя, Барби — взрослая, которой можно не только одеть юбочку, но и раздвинуть ноги, и сделать нехорошее... И снова во мне начало просыпаться чувство пошлого влечения к своей тёте. Я снова захотел насадить её на хуй и мучительно долго насиловать на этой кровати, снова грешить с ней! В памяти зазвучали её стоны и крики, и член стал подниматься. А ещё я понял, что о собственной семье, теперь можно забыть надолго.

— У меня нет слов! Ольга, это очень ценно! Спасибо! Сумасшедший подарок! — я был на седьмом небе.
— Я точно знала, что тебе понравится!
— А у меня тоже есть кое-что для тебя, — я достал из кармана брюк золотое колечко с изумрудиком и протянул ей.
— О! Боюсь мне придётся много за него поработать, — пошутила тётя в своей манере, проведя руками по своим грудям и эротично покрутив бёдрами. Она одела кольцо на безымянный палец правой руки и демонстративно показав мне руку, сказала:
— Теперь не отвертишься! Племянничек! Ну, кого сегодня хочешь?
— Я подумаю. Садись к зеркалу.

Тётя села. Я встал сзади и стал в уме перебирать образы того, что же я хочу получить в конце своего творения. Варианты полетели в моем воображении, словно вагоны перед глазами, стоя на перроне. Вначале, я собрал Ольгины волосы в пучок и немного грубо дёрнул на себя. Тётя тихо охнула и её рот эротично приоткрылся. Затем, я резко повернул голову в другую сторону, любуясь в зеркальном отражении профилем её гордого лица, её греческим носиком и изящными линиями скул. Взяв резинку, я зафиксировал хвост подобрав волосы ближе к макушке. Затем, я так же резко повернул голову в другую сторону, любуясь теперь её профилем с другой стороны. Она послушно сидела и готова была терпеть все, что только я бы с ней ни делал. Такая податливость тёти меня начала возбуждать.

Я, резким движением распахнул ей халат, оголив ей грудь. Сиськи-персики упруго затряслись. Соски, уже вульгарно торчали. Стоя за тетей, я наклонился прислонившись своей щекой к её, и руками взял груди. Мы смотрели друг на друга в зеркало.
— Почему ты такая пошлая, Ольга?... Знаешь? Сегодня я не буду делать из тебя «Барби». Просто хочу поебать тебя в твоём естестве, так — как есть: без макияжа, без униформы.

— Продолжай, — тихо заговорила тётя и я заметил, как она чуть раздвинула колени. — Как ты меня хочешь?
— Грубо! Как ты меня учила!
— Так давай заниматься сексом с тетёй! — Ольга встала, сбросила халат на стул и пошла к кровати.
Залезла, повернулась ко мне лицом и встала раком на локти.
— Поеби, по трахай меня в рот! — и тётя, узкой трубочкой вытянула губы.

Я залез к ней, и на коленях, со стоячим до невозможности хуем, подошёл вплотную. Подставил член к её губам, запустил обе руки в волосы и, крепко обхватив её за голову, стал, преодолевая сопротивление вытянутых губ, глубоко впихивать ей в рот, одновременно подтягивая Ольгу за голову на себя. Хуй вошёл с усилием, член испытывал трение от головки до самого основания, ибо тётя знала толк и специально не расслабляла губы, дабы доставить мне истинное наслаждение. Я потянул обратно, хуй туго вышел из её рта. Затем, я поудобнее перехватил руками: одной за затылок, другой за скулы, снова, но уже быстрее впихнул член до упора. Войдя в раж, я наращивал скорость, но тётя по прежнему держала губы узкой трубочкой!

Блядь! Кто её научил так? Тот турок что ли? Представляю, сколько «уроков» было, прежде чем она так залихватски освоила это!
Присев на ноги, и в такт нажимая на затылок, я продолжал ебать свою тётю в рот. Вторую руку я подсунул под Ольгу и дотянулся до её сисек. Плотные шары качались в ритм её телу. Я слегка побил и пошлёпал их ладонью. Приятный вес с характерным звуком, прилипал к пальцам. Возбуждение нарастало! Я сильно схватил тётю за грудь, а той рукой, что была на затылке, похабно взяв её за волосы, стал истязать тетин рот. А когда подкатило, то не имея совести, засадив поглубже, бурно спустил сперму ей в глотку. Тётя закашлялась, но видимо, все равно наглоталась моей кончины.

Во время минутной передышки, я увидел бордовые следы пальцев на груди тёти, грозившие остаться внушительными синяками.

— Ползи на край! Буду ебать твою пизду!
Ольга, метнулась и приняла мою любимую позу: локтями опустившись на пол, коленями оставшись на краю постели, широко расставив их.

Пизда, по краям была усеяна волосками, они были мокрыми и слипшимися. Половые губы набухшими и раскрытыми.
— Разори моё влагалище! — попросила тётя.

Я, раззадоренный такой игрой, подпитанный запретным сексом — варварски «разорял» тетино «гнездо»! Ольга стала быстро шмыгать носом, затем издавать шумные выдохи и вот: она начала стонать и тут же.

Проституцкий голос тёти — приводил меня в экстаз. Её надрывный крик, заставлял вскипать кровь, а член твердеть. Я попятился назад, потянув её на себя за бёдра, пока она сиськами не уперлась в кровать. Ей было неудобно, т. к. руками она еле доставала до пола кончиками пальцев и у неё не было точки опоры. За то — мне было удобно: переместив таким образом центр тяжести, её тело превратилось в коромысло, что позволяло мне, раскачивая её, p сильнее насаживать на свой бешеный член.

Она обреченно билась сиськами о край кровати — меня будоражил её беспомощный вид. Твёрдым хуем я тревожил тетину ебицу, её пизда была слаще всех других. Безбожно оттрахав Ольгу, я обезвоженный упал на кровать.
Засыпали мы снова вместе, по нашим неписаным правилам — в другой комнате. В той — это было табу. Там же, совершалась только ебля. Ольга, голой залезла под одеяло. Я заметил, что на её левой груди отчётливо виднелись четыре длинных синяка — следы от моих пальцев: один из них проходил над соском, другие три — под ним. Племянник тоже был голый. Лежали молча. Вдруг тётя спросила:

— Что ты думаешь, когда трахаешь свою тётю?
Не смотря на всю свою интеллигентность, она любила употреблять крепкие словечки.

— Думаю о том, как классно ебать и трахать свою тётю, — честно ответил я.
— Ну это понятно. А если подробнее, что у тебя внутри происходит? — что-то потянуло её на откровение.
— Ладно, — начал я. Ольга села поудобнее, накинув на тело свою половину одеяла и облокотилась о стену. — Понимаешь, ты первая женщина, мелькающая у меня — школьника, перед глазами. Эффектная, в короткой юбке, колготках — словно с глянцевой обложки журнала! И ты — вот, рядом, на вытянутую руку! Конечно, это меня заинтересовало. Я безумно захотел увидеть больше и, придумал заглянуть тебе «туда», под столом.

— Да, помню. Боже! Я сама чуть не кончила, зная, что ты смотришь мне. Я сразу поняла твой интерес. Удивляюсь, как твоя мать не догадалась, это же так очевидно было. Ты там достаточно долго сидел, — оживилась Ольга и глаза её опять недобро засверкали. — Поначалу я металась, было боязно, но твоя напористость меня убедила.

— После увиденного, я уже не мог думать ни о чем другом. Я тебя хотел! Караулил каждый раз тебя из ванной, чтобы порыться в твоём белье.

— Фу, ты что? Дрочил в него? Саша! И это я узнаю спустя... сколько ты меня уже? Двадцать четыре года! Молодой человек, да вы — «маньяк»! — Ольгу это явно забавляло. — Так, и что дальше? Не ну надо же, и я ещё отдаюсь ему!
— Почему дрочил? Я, гордо мастурбировал! Ты была в моём воображении — порно звездой. Даже больше скажу, я за тобой постоянно подглядывал, когда ты ложилась спать, через щель между полом и дверью.
— Засранец какой! А когда мы начали трахаться, каково оно?
— Ух! Аж мурашки по коже! Родной тетке засадить — уму непостижимо!

Тётя сидела, подобрав одну ногу под себя, вторая была вытянута и уходила под одеяло. Было видно, как половые губы снова стали оживать: словно большой моллюск, в любую секунду готовый напасть на добычу. Ольге нравилось слышать о результатах своего распутства.

— Это необычный кайф! — продолжил я. — Когда тискаешь тебя за грудь! И видишь, как тебе нравится. Готовишься к тому, что буду заниматься сексом с маминой сестрой, причём делать это так, как захочу. Без всяких там «ой не надо, я тебе не девка какая!». Ты мне полностью себя отдаёшь. Здорово, когда баба даёт! А ты — именно даёшь! Это очень ценное качество для меня как для мужика. Ну, а то, что нам есть что скрывать, так это придаёт ещё больше перцу и так перченному делу. А ты почему выбрала меня?

— Потому что поняла, что меня возбуждают очень молоденькие, неопытные. Которые на все сто оценят мои возможности. Для меня это важно. А ты был такой несмышлёныш, такой несведущий. А я хотела ебаться! Заниматься сексом с племянником по своим предпочтениям. Без всяких ограничений. Ты же знаешь, что у меня есть особенность?

Мультиоргастичность. Впервые которую я испытала будучи студенткой. Я прекрасно осознавала рассказы и истории, что свою мечту быстро осуществить не смогу, потому и начала свой план совращения. Я знала, что совратив тебя — получу неимоверный, ненасытный порно секс, как раз потому, что ты мой племянник.

— Скажи, а что ты нашёл особое такое в театралках? — вдруг спросила она.
— Дело не в театралках, а в их возрасте, просто в театре проще познакомиться. Когда я увлёкся тобой, тот факт, что ты старше, и тем не менее, позволяешь мне все это делать с тобой. Так возбуждает!

Это дикое чувство навсегда поселилось в моем мозгу. Когда раздевается телка «под пятьдесят» и ты знаешь, что будешь, держа её за ноги, пялить сейчас, и она, сняв трусы, тоже понимает, что обратного пути уже нет, что придётся дать себя поебать; отодвинуть свои морали и раздвинуть ноги. Позволить мальцу отдрючить, отдаться его воле и посмотреть, на что способно собственное тело.

А потом, с криками в подушку, задыхаться в оргазме, предаваясь своим фантазиям. Кстати, на фоне возрастной разницы, многие как ни странно представляют, что их сношает собственный сын! Те, которые едут ко мне домой — ещё в машине знают, что там, — их мокрой пиздой, развратно посадят на хуй. По глазам видно, как они настраиваются перейти границу. Как они начинают загораться, от того, что сделают секс.

Как робко выходят из авто около моего дома, как обрывисто и часто дыша, начинают говорить, заходя в лифт. А когда перешагивают порог квартиры, то без сомнения знают, что через пару часов станут моей шлюхой на эту ночь, приехали ебаться! Я видел, как они, задерживая взгляд, смотрят на постель в спальне, когда я мельком провожу «экскурсию» по квартире. Понимая, что именно на этом ложе, испытывая смешанные чувства, будут старательно выставлять свой зад. Я много раз видел, как быстро, на одном дыхании — для смелости, выпивается бокал, затем — ещё один. Когда стрелка часов, тягуче движется к полуночи, как бы подводя черту между страхом и дозволенностью. Как побеждает последнее.

А утром, отворачивая свои глаза, быстро одевают чулки, чтобы через пару дней — снова вернуться и покорно дать свою пизду! Вновь кричать и стыдливо придерживать свои груди, чтобы так явно не выпячивать напоказ свою похоть. Когда они бесстыдно, как две дыни, бьются друг о друга, во время ебли. Потом, каждая вторая мне целует член.

Одна, помню, раздевшись, закрывала ладонями уже торчащие соски, чтобы скрыть своё желание. Так и залезла в постель, держась за сиськи. Я с силой разнял её руки. Та, со словами: «Не надо, не смотри! Я очень смущаюсь, у меня сын твоего возраста», как лошадь обхватила меня ногами и не выпустила, пока не скрючилась в экстазе!

А другая, уже стоя раком — передумала! Нет, я не стал её сразу сношать, хотя и занёс член вплотную. Она очень просила, что не надо. Хотела встать и уйти. Но, я пальцами стал ворошить ей между ног, будоража её воображение и говоря приятные вещи. Погладил бёдра. Она, не шевелясь застыла на месте и затихла. Возникла небольшая пауза. Эта мамка явно колебалась. Я нежно поласкал ей клитор, пальцем слегка зашёл в раскрывшуюся вагину. Перевернул её роскошное тело на спину. Фигурка у неё была отменная.

Взял её красивые ноги за щиколотки, медленно развёл их в стороны — пошире и, засадил, что было силы. Она даже слова сказать не успела. Было ясно, что её, так — не ебли уже много лет. Она лежала вначале обреченно раскинув руки в стороны, мирно дёргаясь под моими толчками. Но немного погодя, стала шипеть и извиваясь, тянуться пальцами до моих бёдер, чтобы вцепиться в них в своей страсти. Чтобы прижать меня плотнее.

Растрахал я чью-то мамку тогда по полной! Войдя во вкус, она расцарапала мне грудь. Все-таки поймав меня в объятия и прижимаясь всем телом, сидя — жадно, задёргала бедрами. Потом, я посадил её на себя и придерживая за ягодицы, поддавая — мастурбировал её горячую пизду снизу, пока ей не сделалось совсем хорошо. Её лицо пронзила экстазная гримаса и она, томно застонала, кусая губы. Я пару раз, в порыве, сильно врезал по сиськам, которые нависали надо мной. А закончил на полу, трахая раком, держа за руки, как пленницу, заведя их за спину. Хороша телка попалась, выносливая! В ту ночь, она отдавала себя разврату, которого не могла себе позволить многие годы.

Меня очень возбуждают рассказы, что это может быть чья-то скромная мать. Которая собирает в школу своего ребёнка, ходит на работу, а когда сын или дочь уезжает к бабушке — одевает прозрачные трусики, чулки, платье без лифчика — красится (как я люблю) и едет ко мне, чтобы ебаться.
Так было и с ней. Через неделю она снова нашла способ приехать на ночь. На этот раз она была более подготовленной: пизда побрита, губы вызывающе накрашены, а из под вечернего платья, предательски торчали большие соски. У неё был сын, которого она куда-то сплавила.

Когда я её трахал, то сказал, чтобы она закрыла глаза и представила себе самое невообразимое — сцену секса с сыном! И она — закрыла! Её тут же пронзил меч оргазма. Вся конвульсируя, она не открыла их до самого конца. Потом ей было очень стыдно, говорила, что на неё нашло что-то и все в таком духе. Но, через некоторое время, попросила разрешения называть меня Олегом, так звали её сына. Я разрешил. Так она и трахалась — с «Олегом» всю весну.

Меня всегда интересовало, о чем они думают, когда уходят в душ? Когда остаются минуты до того, как им напыряют в.
Тётя, вытащив ногу из под одеяла, положила мне её на грудь и изящно изгибая ступню, откинула одеяло, заёрзала. При её малейшем движении, набухшие груди упруго подрагивали.

— Поеби, по трахай, займись со мной сексом, — тихо сказала она, прервав мой монолог. — Пошли!
Ольга встала и, взяв меня за руку, повела в греховную постель. Мы зашли в комнату. Тётя, положила две подушки друг на друга и животом легла на них, разводя в шпагате прямые ноги! Пизда приняла вид плотной узкой щели! Твою мать! Она так никогда не делала! Я, видимо, ещё очень плохо знаю эту женщину.

— Покорно даю свою пизду! — перефразировав, процитировала меня Ольга. — Иди!
Я подумал, что это будет её «последний» секс!
Онемевшим от стояка хуем, я потёр им по её щели. Половые губы были натянуты как струны и не впустили член.

— Бляя! — вырвалось у меня. — Это мой самый лучший Новый год!
Я встал, облокотился руками на спину тёти, она под моим весом, смяв подушки, вжалась в кровать. Её тело, а особенно бёдра и ноги, были очень напряжены, т. к. она удерживала их в разведенном шпагате.

Предвкушая большую еблю, я сказал:
— Сама напросилась!

Этой ночью я изнасиловал свою тётю!
Натужно проникнув членом внутрь, я до жжения натирал стенки вагины неимоверно плотной пизды своей тёти! Теперь я знаю, в какой позе буду трахать всех телок, которые попадутся мне по жизни! А первым делом, как вернусь в Питер — поставлю так Полину Сергеевну! Баба скромная, стеснительная, но гибкая. Ничего, пусть покричит.
Тетина манда обжигающе горела! Промежность стала бордовой. Ольга не просто возопила, а дико оглушающе орала! Соседи, от которых она так это скрывала — теперь наверняка знают, что её сейчас ебут, а завтра узнают — кто, когда увидят меня выходящим с ней. Я попросил потише, но видимо она меня не слышала.

Полчаса криков и тётя еле согнула длинные ноги обратно. Разминая их, она приходила в себя.
— Изверг! — бросила Ольга. — У нас ещё неделя впереди, а я уже не знаю смогу ли завтра чего.
— Сама же сказала, иди еби, покорно даю пизду! Мне такое нельзя говорить, я.
— Ладно, я поняла, — перебила она, сидя на кровати и растирая ляжки около паха. — Пойдём спать... пиздец.

Ночь прошла мирно. На следующее утро, я все же, предпочёл отсидеться дома, а Ольга ездила в город по магазинам. Вечером, как впрочем и ночью — ничего не было. Тётя, решила дать отдых своему саднящему и хорошо поработавшему передку. Новый день обещал быть более насыщенным и интересным. Ольга была по-прежнему весела и игрива. Сказала, что меня сегодня ждёт сюрприз. Обожаю, когда тётя говорит о сюрпризах. Как показала практика, это не бритва или крем для бритья, обычно это означает — еблю. Весь день я ходил в мучительном ожидании того, что же ждёт меня вечером. И он, наконец, наступил. Ольга после душа, сказала, что сама меня позовёт в комнату.

Пришлось ждать полчаса! Это были самые долгие полчаса в моей жизни.
— Заходи! — послышался голос тёти.

Я открыл дверь. Тётю даже трудно было узнать. Около кровати стояла женщина, несколько старше, чем выглядит Ольга на самом деле. Она была одета в вечерний туалет. Элегантное коктейльное платье ниже колен, открытые туфли на высоком каблуке и, конечно же, тонкие телесного цвета капроновые чулочки, настолько тонкие, что их наличие можно было определить лишь по оттенку цвета лёгкого загара, которые они придавали тетиным ногам. Неброский вечерний макияж делал её эдакой статной графиней. Особенно эротично смотрелись губы в тёмной помаде. Отменный маникюр, изящно украшал длинные ольгины пальцы. Завершало это великолепие — нежная прическа: черные вьющиеся локоны, каскадом свисали с её оголенных плеч.

Моя «Барби» нарядилась в образ классической театралки! Хуй зашевелился и поднялся. Я подошёл к ней, и очень развязно стал лапать: запуская руки во все интересующие меня места. Шарив рукой под юбкой, я хватал тётю за пизду, она в этот момент, еле уловимо раздвигала ноги, чтобы мне было удобнее. Вскоре, трусы стали влажными, съехали, и каждый раз мои пальцы касались её горячих скользких половых губ. Тётя, была готова ебаться! Я приказал ей лечь на бок. Она скинула туфли и послушно легла на постель.

— Пососи мне! — полез я за ней в кровать.

Тётя опять сделала губы узкой трубочкой и я понаслаждался её ртом. Тёмная помада, великолепно смотрелась на её пошлых губах. Я помогал тете, рукой подталкивая её в затылок, а второй, я залез в декольте. Вытащив грудь, начал хлопать по ней ладонью. Упругий шар груди, покраснел, но стойко выдерживал мою озабоченность им. Сосок торчал, говоря, что его хозяйке

— Уже можно было присунуть по полной. Напряжение возросло, когда Ольга стала делать сильные всасывающие движения такие, что я с трудом мог вытащить член из её рта. Божественная женщина!

Из вежливости, что сейчас буду кончать, я предупредил её об этом. Видимо, не желая пачкать свой новый наряд, тётя сильнее засосала хуй, от чего мне сделалось поистине обалденно! Член входил полностью, и Ольга, своим греческим носом, касалась моего волосатого лобка. Я отпустил её голову, предоставив ей свободу. Тётя сомкнула свои длинные пальцы на основании члена, вытащила его и, очень активно стала сосать только головку. Ещё мгновение! И я увидел, как Ольга приоткрыла свой розовый рот и быстро начала слизывать языком, наполняющий её уста, протеин. Запрокинув голову чуть назад, она стала дразнить меня языком, показывая, что белок ей пришёлся по вкусу.

Тётя легла на спину и развратно заелозила руками по своему телу, задирая подол платья и оголяя ноги в чулках. К моему приятнейшему удивлению, я обнаружил что последние пристегнуты к поясу. О, это отдельная история! Теперь стало понятно столь эффектное впечатление от её ног. Винтажные чулки спадают, если их не зафиксировать на поясе, т. к. сделаны из капрона. Мне вдруг очень по душе стала, идея о собственной Барби! Вот бы увезти её к себе домой! Чтобы каждую ночь, в тайне от всех — насаждать хуем свою тётю! Сделать такую же комнату, даже название пришло на ум — инцест-будуар.

Облачать «Барби» в желаемый образ, ставить её в разных позах и грешить! Днем, она сестра моей матери, невинно смеющаяся и веселящаяся за общим столом, а ночью — грязная потаскуха, жадно садящаяся на хуй племянника! Да! Она руками соски закрывать не будет! Наоборот, отпустит груди в бешеной скачке и будет смотреть в глаза, чтобы видеть мой восторг. Чтобы не пропустить, мой похотливый пожирающий её взгляд.

Был случай — ещё в школе. Я находился дома один с тётей. Она зашла в мою комнату. Ольга была в расстегнутом халате и колготках без трусиков. Легла на кровать напротив меня, наполовину спустила нейлон и начала мастурбировать, глядя прямо мне в глаза. Мне стало немного не по себе. Член медленно поднимался, я начал очень смущаться и отвёл взгляд в сторону. Тете это не понравилось и она настояла, чтобы я смотрел!

Я видел её большую пизду, которую она ласкала и теребила пальцами, специально широко раздвигая её. Она попросила подойти поближе и протянула мне ноги, чтобы я их погладил. Я коснулся их. Она активнее заработала рукой, доведя себя до оргазма. Когда тётя, всхлипывая кончала, то не закатывала глаза, а продолжала смотреть на меня! В этот момент, у меня тоже потекла сперма, только я даже не прикасался к своему члену.

А после этого, на следующий день, Ольга попросила зайти в ванную — помочь ей. Я зашёл и потёр ей спину. Затем, тётя спросила не хочу ли я помыться с ней? И сказала, чтобы я раздевался и залезал в воду. Я колебался, но она сделала мне замечание, мол для мужчины непристойно быть одетым, когда рядом полностью голая женщина. Этот день я часто вспоминаю. Я и тётя — в одной ванне! Мы сидели там, часа два. Она намылила руки и стала массировать мне яйца и член, от чего он быстро пришёл в боевое положение. Потом она попросила помыть ей между ног.

Я сидел в воде, Ольга встала во весь рост, а затем поставила одну ногу на край ванны. Я мыл тетину пизду, а та внимательно следила за моими действиями. Далее, она села в ванну и подавшись ко мне, попросила помыть ей груди. Секса не было, просто, потрогав свою тётю, я целый день ходил с мучительным стояком. Такие «греческие бани», она делала ещё несколько раз. Я стал привыкать к ней и её телу. Для меня это начинало казаться нормой.

Ольга продолжала манить меня, уже задранными кверху, ногами: поднимая их, сгибая и разводя в стороны. Её выпирающая пизда в такт ногам, то раскрывалась, то сжималась; мокрые волоски, то слипались, то разлипались. Ей показалось этого мало и Ольга, вытащила вторую грудь. Теперь две её сиськи тряслись от «грации», которую она мне демонстрировала.
Тётя ступнями обхватила мой хуй и начала фетишировать. Я не ожидал своей реакции, но от чрезмерного возбуждения, бурно кончил ей на ноги. Не знаю, откуда у меня нашлись ещё силы, но я захотел выебать эту сучку!

— Давай свою пизду, Барби! — скомандовал я. И положил одну подушку на другую. Сам на них уложил животом тётю. Задрал платье и с усилием расставил ноги в шпагат. Рванул трусы и они, лопнув промокшим липким шнурком, упали рядом. Красная пизда хлюпала от готовности к совокуплению. Я так пожалел, что мне сейчас не 18! Так бы драл эту дрянь до утра! А утром — весь дом бы знал, что делали с ней этой ночью.

Преодолев упругие половые губы, я снова оказался в раю! Тётя верещала, как блядь, которая случайно забрела в казарму стройбата! Нам даже стали стучать в батарею, звук которой я услышал лишь тогда, когда она набирала в лёгкие воздух, чтобы вновь заглушить его своим криком! Тетина пизда трещала по швам! Переходя от протяжных возгласов на монотонный истеричный ор, Ольга продолжала кончать сменяя один оргазм за другим. Её тело содрогалось, как у африканки, подцепившую в джунглях Конго, желтую лихорадку. Я шпилил тётю, словно колониальный захватчик, который наказывает сдерзившую ему девку местного племени.

Все-таки несравненное чувство, когда на хуе крутится тётя, вместо кого-бы то ни было! «Барби» — это небывалые возможности сексуальной услады: тётя-театралка, тётя-учительница, тётя-проститутка, тётя-студентка, тётя-секретарша и, наконец — тётя-рабыня! Кое-что у меня ещё мелькнуло в голове, но это будет уже следующая история.

— Ну вот, праздники закончились... грустно, — нежно держала она меня за руку в аэропорту.
— Мне тоже грустно, — искренне ответил я. И это было правдой.
— Ладно, давай, иди, — её большие серые глаза, вот-вот готовые взорваться фонтаном слез, не моргая смотрели на меня. Казалось, если она моргнёт, то тяжёлые струи ручьём потекут по щекам. — Это тебе, посмотришь потом, — она сунула мне в руку маленький запечатанный белый конвертик.

— Ладно, пойду, пока, — я хотел поцеловать её в щеку, но тётя поцеловала меня в губы. Я взял сумку, развернулся и пошёл. Проходя регистрацию, я не выдержал и повернулся. Ольга вытирала глаза платком.

Написать комментарий

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:
Авторизация на сайте