Публичный секс в магазине (Порно рассказы)

Я люблю своего мужа. И он мне отвечает взаимностью я это чувствую постоянно. У нас счастливая семья, хотя это редкость в наше время. Конечно, у нас бывают разногласия у кого их нет, но мы никогда не опускались до оскорблений и взаимного унижения. Не было вопросов, по которым мы не могли бы договориться. Но больше всего мы боялись пройти точку невозврата измену. Предательство казалось нам страшным грехом, способным разрушить наши отношения. До сегодняшнего дня.

 

Вкусный запах разливался по комнате гостиничного номера. Я сладко потянулась в постели, и открыла глаза. В спальне перед кроватью стоял мой муж Сергей с подносом: на нем стояли несколько накрытых крышками тарелок, и дымилась чашка ароматного кофе. Он поставил поднос мне на колени и поднял крышки: под ними оказались канапе с сыром, вазочка с вишневым джемом и французская булка с хрустящей корочкой. Я восхищенно улыбнулась.

 

— Это мне, милый? — спросила я, несмотря на очевидность ситуации.

 

— Тебе, Вика, — Сергей присел рядом на краешек кровати, — с добрым утром, любимая!

 

— Тогда покорми меня, — я «капризно» надула губки, и, подняв руки, поправила волосы.

 

Одеяло тут же съехало вниз, обнажив груди — я сделала вид, что этого не заметила. Заведя руки за спину и прогнувшись вперед, я передернула плечами, и лукаво посмотрела на Сергея. Груди заколыхались, и Сергей уставился на них — он всегда любовался их красотой и внушительными размерами. Муж отломил кусочек булочки и, обмакнув в джем, поднес «вкусняшку» к моему рту.

 

Я откусила кусочек, и запила глотком обжигающего напитка — кофе действительно был восхитительным. Немного джема капнуло мне на грудь, и он стал стекать вниз, оставляя сладкую дорожку. Я посмотрела на мужа, и он понял меня без слов.

 

Отодвинув поднос в сторону, он наклонился и стал слизывать сладкие следы, неудержимо приближаясь к вершинам выпуклостей. У меня очень чувствительные соски, и он знал это. Я успела только поставить чашку с горячим кофе на прикроватную тумбочку, как почувствовала жаркую волну между ног: Сережа уже сосал и нежно покусывал мои соски. Я случайно бросила взгляд на поднос, на котором вперемешку лежали канапе и куски французской булки: под тарелкой лежал какой-то конверт.

 

— Что это? — дыхание мое сбивалось, и я старалась справиться с нахлынувшими ощущениями и не потерять сознание от удовольствия.

 

Я была сильно возбуждена, и мне стало жарко. Я откинула одеяло и перед моим супругом открылась непристойная картина: мои ноги, согнутые в коленях, были раздвинуты, и между ними блестела моя влажная киска. Сергей придвинулся к раскрытым бедрам, и показал мне язык, которым он, дразня, игриво затрепетал в воздухе.

 

— Это мой подарок тебе на нашу годовщину, — сказал он и погрузил лицо в мою промежность.
— Я думала, что поездка в Москву, вчерашний ужин в дорогом ресторане, и чудесная ночь в этом фешенебельном «Хилтоне» и есть твой подарок, — прошептала я, уже плохо соображая, что происходит вокруг: мое желание заняться любовью становилось нестерпимым.
Рукою я нечаянно опрокинула вазочку с джемом, и она перевернулась. Пока я извивалась под ласками любимого, я вся перемазалась в десерте: вишенки стекали по моим бедрам и лобку, и Сергей ловил их губами, играя ягодками на клиторе и на моих влажных губках.
— Фредерик Бегбедер писал, что любовь живет три года, — муж оторвался на мгновение от испепеляющих ласк и посмотрел мне в глаза, — вчера, как ты помнишь, мы отмечали трехлетие нашей совместной жизни.
Он нежно ввел два пальца в мое лоно, и надавил на внутреннюю стенку лобка. Я задохнулась от наслаждения и стала непроизвольно двигать бедрами, насаживаясь на его пальцы.
— Я не хочу, чтобы он оказался прав в нашем случае, и с сегодняшнего дня начинается новый этап наших отношений, — с этими словами Сергей нагнулся и стал быстро двигать по набухшему клитору кончиком языка, не вынимая пальцы из моей вагины, — вчера был первый день «новой эры», сказал он, на мгновение оторвавшись от потрясающей ласки, — в этом конверте — продолжение.
Он стал всасывать клитор, то быстро лаская языком его головку, то глубоко засовывая язык во влагалище — пальцы уже переместились к этому времени в мою попку, растягивая пульсирующую от наслаждения дырочку. Я схватила его голову и вдавила между ног, не задумываясь о том, есть ли у него там возможность дышать. В пароксизме наслаждения я билась своим лобком об его лицо, чувствуя, как иногда помимо языка в меня проваливался его греческий нос.
Я начала кричать, забыв о конверте, о новом продолжении нашей жизни, обо всем на свете: меня накрыл такой мощный оргазм, что я испугалась, как бы ни захлебнулся в выделениях мой благоверный. Но, слава Богу, все обошлось: я судорожно кончала ему в рот, а он пил меня и улыбался...
— Что там? — спросила я, вертя конверт в руке, слегка испачканный вишневым джемом. Я уже пришла в себя и расслабленно лежала на боку, ласково глядя на супруга, и перебирая его напряженное достоинство пальчиками: он так и не разрядился.
— Деньги, — сказал он.
— Деньги? — удивленно переспросила я, перестав на мгновение дрочить его, — какие деньги?
— Тебе. На твои милые глупости, — сказал он, сжал мою руку, и продолжил двигать ею по члену, — после завтрака пойдем по магазинам.
— Шоппинг! — взвизгнула я, не помня себя от радости, и лихорадочно стала прощупывать конверт: он был подозрительно тощим. — Сколько здесь? — деловито спросила я, опять забыв о своей любимой «игрушке».
— Пятнадцать тысяч, — ответил Сергей, и передвинул мою руку к себе на мошонку.
«Да... Этих денег действительно хватит только на «милые глупости», не больше», я немного расстроилась.
— А куда мы пойдем? — я старалась не подавать вида, что не так представляла себе «праздничный шоппинг», и возобновила ласки: в конце концов, он тоже должен получить удовольствие, несмотря на его скромный вклад в «милые глупости».
— В какой-нибудь большой торговый центр, — муж устроился поудобнее у меня в руке, — я хочу, чтобы ты купила себе самые лучшие шмотки.
— На пятнадцать тысяч?! — не удержавшись, воскликнула я.
Сергей непонимающе уставился на меня, потом взгляд его стал сочувствующим: так обычно смотрят на круглых идиоток. Он взял у меня конверт, открыл его, и достал оттуда красивый листок, похожий на акцию или на облигацию.
— Здесь Сертификат на пятнадцать тысяч евро, — пояснил Сергей, — это... Больше миллиона рублей. Этого разве недостаточно?
Я непроизвольно сжала его яйца так, что он вскрикнул и обиженно посмотрел на меня. Затем торопливо наклонилась к нему и молча вставила его головку себе в рот. Я стала сосать его член с таким благодарным остервенением, что удивленный супруг кончил в рекордно короткие сроки. Я продолжала лизать, сосать, целовать его гениталии до тех пор, пока он испуганно не отстранился. Я опять поползла к нему, хищно улыбаясь: у меня перед глазами стоял миллион, который я могу потратить на «нехилые глупости», и я готова была затрахать его до смерти.
— Дорогой, я тоже хочу, чтобы для тебя с сегодняшнего дня наступил новый этап наших отношений, — я целовала его везде, куда могла дотянуться пока он шарахался от меня по всей кровати, — что ты хочешь?
— Давай ты пойдешь по магазинам без трусов, — тут же выпалил он, как будто это мысль давно не давала ему покоя.
— Хорошо, любимый, как скажешь, — сказала я и подумала:«Боже, какой он еще ребенок — это всего делов-то?».
— И давать мне будешь везде, где я захочу, — быстро добавил он.
— Везде. Где ты захочешь, — эхом отозвалась я, и потерлась лицом об его грудь.
В дверь постучали: это пришла горничная убирать номер. Миловидная девушка, увидев нас, собралась уходить, пообещав зайти попозже. Сергей жестом остановил ее, предложив остаться, и горничная стала приводить номер в порядок, не обращая на нас никакого внимания. После нашей безумной ночи и не менее бурного утра, работы у нее было предостаточно.
Сергей притянул меня к себе, и, поглядывая на девушку, стал целовать в губы. Я поняла, что он имел в виду, когда говорил о своих желаниях на «новом этапе отношений», и с удовольствием откликнулась на его ласки. Мы страстно целовались, оба косясь на горничную, и — странное дело: присутствие постороннего и незнакомого человека нас дико возбуждало! Я не замечала, чтобы девушка смотрела в нашу сторону, однако она явно знала, что происходит: щеки ее были пунцовыми от смущения.
Я демонстративно стала на колени перед мужем, сидящим на краю кровати, и стала ласкать его член языком и губами, сопровождая это влажными сосущими звуками и стонами. Глянув на Сергея, я поймала его взгляд: он, не мигая, смотрел на девушку, которая перестала наводить порядок в номере, судя по наступившей тишине. Я оглянулась: девушка стояла, прислонившись к косяку спальни, ее форменная юбка была задрана до пупа и заправлена за пояс. Свои маленькие трусики она сдвинула в сторону, и мастурбировала, глядя на нас.
Меня это завело еще больше. Мне вдруг захотелось грязного публичного секса. Я сама удивилась своим желаниям — обычно наши соития с мужем проходили долго и нежно с глазу на глаз. Я встала, повернулась к девушке лицом, раздвинула ноги, и медленно села на член мужа, который уже давно стоял, как налитой.
— Выеби меня, — прошептала я, глядя на горничную, сама не веря в то, что сейчас говорила, — сегодня я буду для тебя последней блядью... Которую нужно отодрать, как... Дешевую шлюху...
Сергей зарычал, и двинул бедрами так, что я повисла на нем и на его члене, дрыгая ногами в воздухе, и пытаясь удержать равновесие. Девушка застонала и сползла по стенке на пол. Она совсем стащила трусы, широко развела ноги, и стала надрачивать свой клитор, периодически погружая во влагалище три пальца. Муж разошелся не на шутку: он приподнял меня за бедра и развел их широко в стороны, загоняя в меня свой орган резкими и глубокими ударами. Горничной было прекрасно видно, как его член ныряет в мою горячую промежность.
— Я обожаю твой... Хуй, — простонала я, глядя, как корчится девушка, терзая себя с нами в унисон, — Эй! Ползи сюда, ты... Чертова шлюха! — крикнула я горничной, поражаясь сама себе: я никогда так грязно не ругалась.
— Еще! Я хочу еще! Скажи так еще раз! — мой муж совсем обезумел от моих ужасных ругательств: я чувствовала, что он со мной уже не занимается любовью, а жестко трахает словно отбойным молотком.
— Да! Скажите еще! — девушка на карачках поползла к нам, и уселась на задницу прямо перед ногами Сергея, — меня это безумно заводит!
— Да вы просто ебаные извращенцы какие-то! — я уже не отдавала себе отчета в происходящем: влагалище саднило от агрессивных толчков, на бедрах, которые яростно сжимал Сергей, пытаясь держать меня на весу, расплывались багровые синяки, и... «Остапа понесло», — Эй! Хватит ебать меня в манду, жополиз ты гребаный, ты мне уже всю пизду разворотил!
— Да-да, в жопу выеби ее! — горничная вся растрепалась и так вошла в раж, что стала похожа на ведьму, — разорви этой бляди очко пополам!
Но пожеланиям героини фильма «Затащи меня в ад» не суждено было сбыться: возбуждение моего супруга от этого неожиданного разврата достигло такого апогея, что он дернулся асинхронно с моими движениями, и его член вылетел из лона в самый неподходящий момент. Сергей недовольно зарычал, но тут девушка вдруг придвинулась к нему вплотную, и насадилась своей пульсирующей вульвой на его большой палец ноги — мне показалось, что он этого даже не заметил. Горничная стала трахаться с его ногой, и я сначала не поняла, как мне к этому относиться. Но когда девушка схватила член моего благоверного, и стала неистово дрочить его двумя руками — вот это мне уже совсем не понравилось.
Я не успела возмутиться, как Сергей, зажмурившись от наслаждения, стал со стоном выстреливать очередями сперму прямо на лицо девушке. Она умело направляла его член на себя, ловя открытым ртом его горячее семя, и стараясь сразу проглотить его. Почему-то это картина добила меня: я стала кончать одновременно с мужем, плотно сжав ноги, и даже не прикасаясь к себе руками: это был самый странный оргазм в моей жизни...
Девушка конвульсивно вздрагивала всем телом и буквально умывалась выделениями моего мужа — тем, что не удалось ей сразу проглотить. Я проследила за источником ее оргазма: ступня Сергея почти полностью была скрыта в ее влагалище. Он был похож на раненого солдата из военного госпиталя с ампутированной конечностью. Такого чудного фистинга я не видела никогда.
— Иди на хуй, — коротко сказала я, и слегка лягнула горничную в лоб.
Послышался чавкающий звук, и нога мужа приобрела привычный вид. Девушка, подхватив свои вещи, быстро ретировалась из спальни, не проронив ни звука.
— Спасибо, милая, за все, — Сергей устало откинулся на постель, — это был пиздец! А отдрочила ты в конце так, что я увидел небо в алмазах, — он ласково покосился на меня, — в тебе столько скрытых способностей, дорогая...
Я кисло улыбнулась, и мысленно расчленила эту фистинговую дуру на пятнадцать тысяч частей: значит, муж так и не понял, кто его отправил в рай. И я не собиралась его просвещать. Я взяла опавший член Сергея, и покрутила в руке: так и есть — эта сука не оставила мне ни капли. Муж приподнялся на локтях, и весело спросил:
— Ну что — в душ, и пойдем по магазинам — тратить все мои деньги — вместе?
В душе мы плескались дольше обычного: миллион рублей стоял у меня перед глазами в виде фаллоса-колосса, и мне хотелось ласкать его, взращивать, и лелеять. А поскольку под рукой был только муж, благодаря которому этот образ так зримо витал перед моим счастливым взором, все преференции заслуженно достались ему. Мы дурачились, тискали друг друга, обливались водой, и доигрались до того, что я сделала ему языком массаж простаты.
Муж выстрелил неизвестно какую по счету порцию спермы прямо на зеркало, и она стекла вниз замысловатым узором в виде «доллара».«Это знак», подумала я и слизала его семя с запотевшего стекла все до капли — тем более что вместо последнего семяизвержения мне достался «холостой патрон»: всадница на ноге оросила себя моим мужем с ног до головы.
Я надела короткое белое платье, плиссированное снизу и с глубоким декольте сверху: его легко было снимать одним движением рук, и это в примерочных было всегда большим удобством — не надо тратить много времени на «разоблачение». Согласно распоряжениям мужа, нижнего белья на мне не было. Я даже не стала надевать лифчик на всякий случай, хотя это было ошибкой: мои полные груди то и дело вываливались из декольте, и мне приходилось постоянно запихивать их обратно. Уже в магазине я потом поняла, что выбор пляжного платья на шоппинг был не совсем удачным решением: стоило мне, забывшись, нагнуться зачем-нибудь или просто наклониться, как спереди через вырез платья «невинно» торчали соски, а сзади всем окружающим подмигивал мой шоколадный глаз.
Сергей надел шорты и гавайку с рисунком «Пожар в джунглях»: он особо не «парился» с выбором наряда. Проверив, не забыли ли мы документы и Сертификат в Шамбалу, веселые и влюбленные мы вышли из номера и сели в лифт.
Прозрачная кабина понеслась вниз и перед нашим взором открылась великолепная панорама столицы: лифт был расположен на внешней стороне здания гостиницы, прямо «на улице». От увиденного у нас захватило дух, и мы стали страстно целоваться, витая в облаках в прямом и переносном смысле слова. Мой муж в тестовом режиме проверил свое желание, невозмутимо запустив руку мне под платье, а затем и вовсе задрал мне его до пупа. Моя голая аппетитная попка неслась над солнечной Москвой на высоте птичьего полета, и для пущей наглядности я задрала ногу Сергею на пояс.

 

В таком непристойном виде нас застала пожилая парочка, севшая в лифт на следующем этаже. Мы были настолько увлечены друг другом, и кабина так бесшумно двигалась, что заметили существование посторонних лишь тогда, когда я задрала вторую ногу, повиснув у мужа на шее и лаская его бедрами. Второй ногой я нечаянно звезданула старичка, скромно стоящего со своей супругой в стороне. Он с тихим стоном повалился на пол прямиком к ногам Сергея.

 

Бабулька охнула и бросилась к поверженному супругу, а я, с перепугу, не удержавшись на Сергее, съехала вниз, попав разгоряченной вагиной точно на голову старика. Мои ноги затекли, и я отчаянно пыталась встать с лица пожилого мужика. Пока старушка шарила по карманам деда в поисках «Валидола», или еще какого-то Снадобья для Воскрешения Больных, я почувствовала, что меня там cосут.


Старый Пень не растерялся, и стал отлизывать мне — наверное, в качестве компенсации за причиненный вред. Ни Сергей, ни Божий Одуванчик даже не представляли себе, какие страсти бушевали прямо перед их носом, а я вставать со Старого Лизуна не торопилась: у него неплохо получалось работать языком.
— Что Вы делаете?! — возопила карга, заметив, наконец, что подбородок ее спутника жизни плавно переходил в мой влажный лобок.
— Это искусственное дыхание! Рот в рот, — пробормотала я первое, что пришло мне в голову, и попыталась встать. Однако участник взятия Бастилии посадил меня обратно на лицо с таким проворством, которого я никак от него не ожидала, и стал сосать мою киску с утроенной силой — громко хлюпая, чавкая, и смакуя языком.
— Тебе помочь подняться? — с участием спросил меня Сергей, догадываясь, что «это «ж-ж-ж» — неспроста», и не торопясь вырвать меня из священного обряда Старого Шамана.
— Да... Нет... Не знаю, — дала я исчерпывающий ответ, непроизвольно насилуя рот старика: я понимала, что сейчас кончу, несмотря ни на что.
— Уберите эту патаскуху! — визжала старушенция, хватаясь за сердце и за мои сиськи, пытаясь освободить своего аксакала из влажного плена девичьих гениталий.
Когда старуха стала хватать меня за чувствительные соски, я возбудилась еще больше. Я мощно задвигала бедрами, подо мной что-то хрустнуло, и в сторону откатилась треснувшая вставная челюсть старика. Теперь к губам и языку добавились еще и десны, которыми активно заработал старик, и я утонула в вакханалии ощущений — такого тактильного наслаждения я не испытывала никогда.
— Бля-а-а-а-ть! Кончаю! — закричала я и наполнила старика по самое горлышко: я слышала, как он, булькая, пил меня взахлеб.
Пока муж меня оттаскивал от счастливого старика, и я билась в сладких судорогах, по стенке лифта молча съехала старушка, и ткнулась лицом своему верному супругу в пах. Дед, внезапно достигший просветления, улыбнулся беззубым слюнявым ртом, и стал суетливо расстегивать гульфик. К счастью лифт достиг, наконец, первого этажа и мы быстро покинули этот мобильный вертеп похоти и разврата, стараясь не смотреть, как помолодевший старпер пристраивает свою вялую макаронину, случайно отыскавшуюся в дебрях кальсон, ко рту неподвижной супруги...
Я привела себя в порядок в туалете первого этажа, и вышла к мужу, ожидавшего меня в холе отеля на праведный суд. К моей великой радости Сергей сказал, что не обиделся на меня: это случайность в исполнении ветхозаветного сморчка никак не тянет на измену — так, скорее на несчастный случай.«Счастливый случай», мысленно поправила я супруга, и бросилась ему на шею с поцелуями — замаливать грехи.
— Только теперь за мной один раз, — сказал Сергей, оторвавшись от моих горячих лобзаний, — какой-нибудь ни к чему не обязывающий случайный «левак», — уточнил он.
— Хрен тебе, а не «левак», — отрезала я, на том мы и порешили.
Однако Сергей возбудился «не по-детски», глядя на мои перверсии со старым обмылком в лифте, и даже ожидание в холле не смогли умерить его пыл: «Пожар в джунглях» с «гавайки» плавно перешел на его обтягивающие шорты. Его состояние сразу бросалось в глаза по торчащей пожарной каланче. Я предложила вернуться в номер, чтобы «загасить огонь», но Сергей отрицательно покачал головой:
— Здесь.
— Где здесь? В холле отеля?!
— Все равно где — но, не в номере.
— Ты сошел с ума!
— Уговор дороже денег!
Когда Сергей упомянул про деньги, я почувствовала, что мой денежный колосс может оказаться на глиняных ногах, и внезапно рассыпаться в прах. Я лихорадочно заискала глазами укромное местечко для быстрой и необременительной ебли. Мой взгляд упал на лобби-бар: за его стеклянной витриной не было видно никого, даже бармена. Я схватила супруга и потащила в лобби-бар его лобное место.
Внутри помещения царила приятная прохлада. Мы встали у высокой барной стойки: наши тылы прикрывали фикусы и пальмы. Мне не терпелось уже отправиться за покупками, и я решила не тянуть кота за яйца, а воспользоваться тем, что было под рукой. Встав на колени, я решительным жестом стянула с мужа шорты вместе с трусами и заиграла на его кожаной флейте любимую мелодию любви. Сергей от наслаждения зажмурился, откинул голову назад, и стал отбивать ладонью ритм на барной стойке, к которому я быстро приноровилась. Другой рукой он схватил меня за волосы, и стал просто трахать в рот, регулируя глубину и скорость проникновения.
— Виски, сэр? — вдруг раздался участливый голос сверху, и я замерла на вдохе.
Видимо подошедший бармен по-своему истолковал постукивание Сергея по столешнице, и предложил ему выпить: что еще может предложить бармен?!
— Да... Сделайте двойной, — не растерялся мой супруг, и продолжил движение.
Он стоял вплотную к барной стойке, потягивал отменный виски, и ебал меня в рот в присутствии ничего не подозревающего бармена. Мне это показалось несколько несправедливым, и я подергала его за мошонку. Когда он посмотрел на меня, я жестами дала понять, что тоже хочу выпить. Сергей не нашел ничего лучше, как заказать бутылку содовой, которую незаметно переправил для меня вниз. Я прикусила его головку зубами, и зло посмотрела на него — я не собиралась становиться убежденной трезвенницей прямо сейчас, отсасывая под стойкой у мужа, посасывающего виски.
— Чудесная сегодня погода, не правда ли? — сказал бармен, пытаясь хоть как-то поддержать разговор: мой Сергей только пыхтел и прихлебывал виски — уже вторую порцию, сука.
— Правда ли, — выдавил наконец из себя мой благоверный и резко присел: это я поддала его под коленки от злости.
Он вдруг стал толкать меня в позу речного омара. На его невербальное требование я послушно повернулась раком и уткнулась в стоящий рядом фикус лицом. Это было древнее растение с толстым стволом и широкими листьями — может и не фикус вовсе, но это дерево отлично скрывало меня от посторонних глаз со стороны холла отеля. Сергей задрал мне платье, и я приготовилась принимать на борт. Он задвинул мне с такой силой, что я нечаянно издала неприличный звук.
— Несварение, — пояснил Сергей видимо удивленному бармену и ущипнул меня за попку.
Я стояла, закрыв глаза, вцепившись в кадку с «фикусом», и старалась держать удар: Сергей драл меня умело и к тому же, в моей любимой позе. Правда, обычно я сосала в этот момент его указательный палец, но сейчас ему не удалось бы так изогнуться, иначе бы мы «спалились» окончательно. Меня почти не было видно супругу — широкие листья дерева скрывали меня с головой.
Вдруг я услышала какой-то шорох и испуганно подняла голову: из-за ствола дерева на меня смотрели удивленные глаза. Я замерла на мгновение, но потом вспомнила этого карлика в малиновой ливрее: он как-то сопровождал нас в лифте, и еще помог донести вещи, когда мы размещались в номере. Я растерялась и не нашла ничего лучше, как сделать страшные глаза, чтобы он ушел как можно скорее. Фил (кажется, его так звали), сделал глаза еще страшнее, выглянул из-за дерева и сделал вид, что обращается к бармену. Я отрицательно покачала головой и испуганно покосилась на мужа: судя по его частым ударам, он был близок к завершению процесса — мне не хватало сейчас только внезапного разоблачения.
Тогда Фил достал свой член и сунул мне под нос. Сначала мне показалось, что это древесный сук, такой толстый и жилистый он был. Мелькнула мысль, что рост, которым обделила его природа — весь ушел сюда. Самого карлика из-за дерева не было видно — торчал только его могучий член. Я оказалась в безвыходной ситуации. Вдруг Сергей так резко двинул бедрами, что я с разгона заглотила могучего Фила до середины. Он невозмутимо стал долбить меня в рот, как будто трахать клиентов гостиницы предписано в его должностных инструкциях. Казалось, что в рот меня сношает толстая ветка дерева, каким-то чудом получив возможность двигаться. Я повисла на двух членах, молясь лишь об одном: чтобы меня не увидели бармен и мой супруг.
Два фаллоса, один больше другого двигались во мне, как два поршня — иногда мне казалось, что они тыкают головками друг друга внутри меня. Мне стоило огромных усилий молчать и ничем не выдавать своего удовольствия, хотя ощущение было запредельным. Меня первый раз ебли двое мужчин одновременно, и я мысленно визжала от восторга.
Муж стал наносить короткие и резкие удары, загоняя член Фила в самое горло. Я пыталась не подавиться и часто дышала носом, но дубина карлика была столь огромна, что несколько раз я была на грани. Вдруг Сергей стал кончать — я почувствовала сокращения его члена в себе, и в ту же секунду меня накрыл первый оргазм. Мои соки перемешивались с его горячей спермой, создавая неповторимый коктейль страсти и любви.
Сергей отстрелялся, и легонько шлепнул меня по заднице — «мол, пора выходить». Но я не могла остановиться: Фил вышел на финишную прямую, и я стала помогать ему руками. Несколько мгновений безумной дрочки и неистового отсоса и меня накрыло море спермы и второй оргазм — намного острее предыдущего. Я глотала бесконечные струи терпкой жидкости, пока не выдоила карлика до конца...
Бармена кто-то позвал из глубины зала, и Сергей шепнул мне: «Поднимайся». Я еле успела прополоскать рот содовой, и поспешно вылезла из укрытия. У ствола дерева еще подрагивал отросток Фила, но меня это уже не интересовало.
— Блядь, мы пойдем сегодня за покупками, или нет? — прошипела я, одним махом допив остатки виски в его бокале.
— Вперед, дорогая! — Сергей уверенно похлопал себя по карману, где лежал заветный Сертификат, — нас ждут великие дела!
Мы решили не искушать судьбу и отправились в ЦУМ — крупнейший в Москве универмаг. Сначала я слегка «потерялась» от обилия бутиков и фирменных магазинов: перед глазами проплывали названия известных фирм, которые я постоянно видела по телевизору и в женских журналах.
— Ну, с чего начнем? — спросил Сергей, видя мою растерянность.
— С обуви, конечно, — уверенно сказала я, «прицелившись» на вывеску над ближайшим входом.
Внутри магазина, напоминающего музей современной моды, было пусто — только я с мужем, и пара продавцов: девушка с сиськами, размеры которых даже у меня вызвали жгучую зависть, и черноволосый парень, словно сошедший со страниц рекламы мужского белья. «Сладкая парочка» бросилась к нам, словно стервятники на свежую падаль, расточая по дороге улыбки направо и налево, аки дьякон ладан.
— Чем я могу Вам помочь? — низким хрипловатым голосом спросил продавец, глубоко погрузив свой недвусмысленный взгляд в мои глаза, и «невзначай» поиграл бицепсом, который рельефно проступал из-под белоснежной рубашки с коротким рукавом.
«Просто трахни меня», эта мысль пулей пролетела в моей голове, и я испуганно покосилась на мужа. Он не замечал ничего, разглядывая сиськи подошедшей к нему «Мисс Бюст»: девушка расстегнула пару пуговиц сверху — видимо, для наглядности.
— Подберите мне хорошую пару туфель, — наконец, выдавила я, стараясь не смотреть на бугор на его брюках.
— Тридцать восьмой, полнота два? — с безошибочной точностью сказал он, и мне захотелось его еще больше, — присаживайтесь, пожалуйста, Вам здесь будет удобнее — остальное я сделаю сам.
«Да, поглубже и не останавливайся», — мелькнула озорная мысль, и я плюхнулась в предложенное кресло. Мачо исчез за темной шторой в недрах магазина, и я услышала позади себя бархатный голос обладательницы сногсшибательного бюста, обращенный, видимо, к моему мужу: «Пойдемте со мной, я подберу для Вас что-нибудь из мягкой и нежной кожи, подходящее к Вашему размеру».
«Ты тут обувью, или пиздой торгуешь?»— мелькнула мысль, и я зло посмотрела на продавщицу. Потом проследила за мужем: тот шел за чужими грудями как дети за крысоловом из Гамельна. Я уже хотела пресечь это откровенное блядство: казалось, еще минута, и мой благоверный задаст ровный ритм этим сиськам прямо на прилавке — это было видно по его дудочке, нацеленной прямо на покачивающиеся бедра девицы. Но тут из-за шторы показался мускулистый самец с коробкой в руках, и сразу же чужие сиськи мигом вылетели у меня из головы. Его рубашка была расстегнута до пупа, и он шел, поигрывая сосками, напрягая мышцы груди.
«Будь нежен со мной», неожиданно влезла в голову пошлая фраза из какого-то фильма, но я, заметив его поджарые ягодицы, подумала, что в данном случае это совершенно не обязательно. Продавец Моей Мечты присел передо мной, достал из коробки туфлю такой совершенной формы и красоты, что я на мгновение забыла все его торчащие мышцы и бугры. Он ласково, но уверенно взял мою ногу, быстро сняв мои босоножки и приподнял за щиколотку, чтобы одеть это изящное чудо с красной лакированной подошвой. И замер.
— В чем дело? — спросила я и нетерпеливо повела ногой.
Парень сидел, как истукан с острова Пасхи, высоко держа мою ногу на весу: его остекленевший взгляд был устремлен в... И тут я вспомнила, что на мне не было трусиков. Я охнула и хотела сдвинуть ноги, но тут его взгляд стал более осмысленным, и он провел горячей ладонью по моей внутренней поверхности бедра. Меня словно ударило током, и ноги сами раскрылись навстречу его прикосновениям. Он одел мне туфли (сначала одну, потом другую), тщательно поправляя, подгоняя их, и поглаживая мои ноги везде, куда он мог дотянуться. Его штаны оттопырились еще больше, и он стал передо мной на колени, одной рукой наминая через брюки свой член, а другой поглаживая мое тело в непосредственной близости от влажной киски, не решаясь продвинуться дальше.
Я оглянулась, чтобы проверить, не заметил ли мой благоверный передовые методы примерки этого бутика, но он был увлечен какими-то поисками: продавщица, низко наклонившись, что-то перебирала на нижней полке, и для устойчивости облокотилась своим задом на Сергея. Он слегка двигал бедрами — видимо направляя ее попку к нужным коробкам — но единственное, чего ему удалось добиться, это задрать ее и без того короткую юбку высоко на бедра: черные стринги выдавали ее с головой.
Я покосилась на смуглого мачо-продавца: он в упор разглядывал мою промежность и облизывался. Мне вдруг захотелось «добить» его и я, опустив пальчики на влажные губки, стала легонько мастурбировать, играя с клитором и глядя на него. Он внимательно следил за моими движениями, сильнее сжимая свою плоть. Я дразнила его, и не заметила, как сама возбудилась не на шутку. Широко раскинув ноги и положив их на подлокотники кресла, я запустила два пальца во влагалище и, прикусив губу до крови, стала трахать себя прямо на его глазах...
— Ты уже подобрала себе что-нибудь? — голос мужа вырвал меня из этой сладкой игры, и я громко пискнула: «Да!», быстро скрестив ноги. Моя промежность пульсировала и вздрагивала, требуя немедленной разрядки.
— И сколько это стоит? — у Сергея голос был какой-то неровный.
— Сорок тысяч рублей, — быстро ответил продавец, глядя поверх меня: его голос напротив, звучал нарочито громко и подобострастно.
— Блин, так дорого? — вмешалась я, и шикарный блеск новых туфель несколько померк.
— Дорогая, у меня же есть больше, чем миллион, ты забыла? Бери, раз нравится!
Я заметила, что на слове «миллион» девица быстро выпрямилась и посмотрела на Сергея: ее глаза стали почти такого же размера, как ее сиськи. В них пестрой чередой промелькнули все виды извращенного секса, а ее силиконовые губы стали непроизвольно посасывать.
— Только надо сходить и обналичить Сертификат. Тут есть где-нибудь поблизости отделение банка? — обратился Сергей к продавщице, которая нервно крутила последнюю застегнутую пуговицу на кофточке, отделявшую ее груди от внешнего мира.
— Да, конечно, я провожу Вас, — выдохнула девица, и я заволновалась: над моим мужем, похоже, завис глубокий минет в исполнении силиконовой профессионалки.
— Только не долго! — крикнула я вдогонку мужу, уходящему в опасное плавание следом за мясистыми грудями, готовыми в любую секунду хлынуть на него, как цунами.
— Я быстро! — эхом отозвался Сергей, и, вспоминая накачанные губы его проводницы, я нисколько в этом не сомневалась.
Как только мой муж в сопровождении продавщицы покинул зал магазина, я почувствовала властное прикосновение к своим коленкам: образцово-показательный мужик раздвинул их и задрал вверх. Его прикосновения покалывали мою кожу, как заряженная батарейка «Крона», рождая непристойные мысли и желания.«Будь, что будет!»подумала я и решительно наклонила его голову к своей промежности.
— Только быстро! — прошептала я и «поцеловала» его рот своими нижними губками, несколько раз прижав его лицо к своему пряному лобку, перепачканному липкой смазкой.
Он словно ждал моего сигнала: его язык, не уступающий в размерах его достоинству, набухшему в штанах, стал неистово «летать» по всем моим укромным местечкам, то погружаясь глубоко во влагалище, то легко играя с головкой клитора. Черноволосый красавец явно знал в этом деле толк, и я надавила ногами на него, переместив его к своей темной дырочке — мне хотелось его попробовать везде. Он стал с видимым удовольствием вылизывать мой анус, погружая туда свой толстый шершавый язык, разбавляя эту умопомрачительную ласку смачным отсосом клитора и половых губ.
Боже, как красиво смотрелись мои ножки в новых туфлях на его мускулистой шее!
Невероятные ощущения от его профессионального куни достигли апогея, и я, сжав ноги, забилась в пароксизме наслаждения. Я кончала долго и сладко, громко постанывая на весь магазин — если честно, мне было похуй, что меня могут услышать. Мой лизун явно затаил дыхание, пока я наполняла его рот своими соками — я так сильно сжала ноги, что дышать ему попросту там было нечем...
— Ну, ты все? — раздался сзади голос Сергея, и я поспешно поднялась с кресла, поправив юбку.
— Да... Я все, — честно ответила я и покосилась на помятого продавца.
Он медленно поднимался с колен, на брюках у него расплывалось темное пятно. Я равнодушно посмотрела на него и легкой походкой пошла к мужу: этот продавец был уже отработанный материал. Сергей стоял с увесистым пакетом, на котором красовался логотип банка: его лицо было подозрительно довольным.
— Поменял? — уточнила я.
— Да, — Сергей потряс пакетом, — только проценты тут высокие... Э-э-э... За обналичивание.
В магазин следом за ним странной походкой вошла продавщица. Она изменилась до неузнаваемости: лифчика на ней уже не было и ее знаменитые сиськи расплылись под белой кофточкой бесформенными блинами. Помада начисто исчезла с лица, а силиконовые губы стали еще больше. Она выглядела уставшей, но удовлетворенной. Девица подошла к Сергею, и, не видя, что я за ней наблюдаю, украдкой провела пальчиком по его спине.
— Проценты за обналичивание, говоришь? — переспросила я и, подойдя к супругу, мстительно наступила новым каблуком на его ногу.
Сергей охнул, поморщился, и виновато сказал:
— Зато теперь мы квиты, — он вытащил ногу из-под каблука, и на всякий случай отошел от меня подальше, — за лифт, — добавил он.
— Хорошо, квиты, — сухо ответила я, вспомнив невероятный оргазм, который я словила пару минут назад и мысленно улыбнулась, — но это в первый и последний раз!
Сергей поспешно кивнул и бросился рассчитываться за покупку: я не стала следить за его многозначительными взглядами, которые он бросал на продавщицу — она тоже была отработанный материал. Я пошла дальше с гордо поднятой головой, думая«ну, ты у меня еще поплатишься!», и тут мой взгляд упал на яркую вывеску над входом в мир женского белья. Я решительно свернула туда, бросив Сергею на ходу:
— Хватит разврата на сегодня, пойду куплю себе пару трусиков. И вообще, мне нужно обновить свой интимный гардероб! — И видя его напряженное лицо, ехидно добавила, — для тебя, любимый!
Внутри бутика раскинулось царство шелка, батиста, и прозрачного шифона. Трусики, бюстгальтеры, пояса и бюстье висели везде, куда хватало глаз. За этим великолепием я не сразу заметила продавцов: брутальную вида девицу, одетую в псевдо «BDSM» стиле, и нежного парня, почти мальчика, с легкой мелированной челкой, наманикюренными пальцами, одетого в шорты, расшитые паетками, и короткий топ небесно-голубого цвета.
Мы с мужем многозначительно переглянулись, и субтильный паренек перестал для него существовать.
— Я рад видеть тебя, малышка! — высоким нежным голосом почти пропело небесно-голубое создание, и надуло пухлые губки, — ты почему так долго не заглядывала к нам, противная девчонка? Мы тебя уже заждались!
Сергей фыркнул и повернулся к выходу.
— Я тебя в коридоре подожду, — сказал он, стараясь не смотреть на парня в паетках, — или поброжу по магазинам поблизости, хорошо, дорогая?
Я кивнула — мне самой было не очень комфортно на этом небесно-голубом фоне.
— Мне нужно... — Начала я, но садо-мазанутая девица меня перебила:
— Я знаю, что тебе нужно, — безапелляционным тоном заявила она, и решительно двинулась вдоль вешалок, точным движением выхватывая то одну, то другую тряпку, — три плюс? — Утвердительно спросила она, повернувшись ко мне.
Я кивнула и восхитилась в очередной раз, насколько профессионально здесь обучен персонал — в обычных магазинах тебя триста раз переспросят и, в конце концов, подсунут такое белье, что в нем не стыдно появиться только на похоронах, причем — на своих собственных.
Нежный мальчик взял меня за руку и повел в кабинку для переодевания, легонько подтолкнул меня в одну из них, и почему-то зашел туда вместе со мной.«Ничего страшного», подумала я,«он не опасен». Почти сразу же к нам присоединилась продавщица, затянутая в черную кожу и металл, с ворохом нижнего белья в руках. Пока она развешивала принесенные обновки на крючки, парень одним движением снял с меня платье, потянув его снизу-вверх. Я не успела удивиться, как он стал невозмутимо мять мои груди, покручивая соски.
— Надо, чтобы сисечки перед примеркой были в тонусе, — пояснил он томным тягучим голосом, глядя на мое возмущенно-удивленное лицо.
— Ух ты, вот это запах! Девка — огонь! — донеслось откуда-то снизу, и я быстро посмотрела туда: «кожаная леди» стояла на коленях, обхватив меня за бедра, и уткнувшись носом в промежность, глубоко вдыхала мой аромат.
— Это многое упрощает, — вдруг сказал парень совершенно нормальным, «мужским» голосом, стоя у меня за спиной, — а ты, я вижу, хулиганка! — И легонько пробежался языком по моей шее.
От этих метаморфоз я насторожилась. Он обхватил мои груди руками и сжал их, поигрывая сосками, целуя при этом мою шею и ушки. В моей голове все перемешалось, и пока я приходила в себя от изумления, вдруг почувствовала, как нежный язычок стал вылизывать меня между ног, собирая старый «урожай» сладкого меда, и добывая свежий нектар. Эти ласки были совершенно другого толка: нежные, чувственные, проходящие по всей внутренней поверхности бедер. Я непроизвольно присела и шире расставила ноги, практически сев девушке на лицо. Меня возбуждало каждое прикосновение этого странного дуэта — я даже забыла, зачем сюда пришла.
Со стоном прогнувшись назад, я нашла губы парня и стала взасос с ним целоваться. Он делал это вкусно и нежно, как девушка, и я опять засомневалась в его сексуальных предпочтениях. Пока я наслаждалась поцелуями из детства (так нежно я целовалась со своими школьными подружками, когда только училась это делать), «кожаная» девушка устроила своими губами и языком настоящий пожар у меня между ног.
А дальше произошло невероятное: девушка быстро сняла шорты у парня, и я почувствовала, как что-то огромное, словно жилистая змея протянулось из-за спины между моих ног и закачалось перед губами поклонницы маркиза де Сада. Гигантская головка малинового цвета пульсировала в дюйме от ее липких губ, вымазанных в моих выделениях, и стала постепенно исчезать во рту девушки. Она стала сосать член парня, который толстым шлангом проходил подо мной, и я содрогнулась, представив себе на мгновение, какой он длины. Я потерлась промежностью об выступающие бугры пульсирующих вен на члене парня, пока его отсасывала продавщица, и мне захотелось почувствовать это чудо в себе.
Дальше все происходило как во сне: девушка вытащила раздувшийся член парня изо рта, и вставила его в мое влагалище, которое уже тосковало по крепкому мужскому елдаку. Сама она стала вылизывать мне клитор, и когда парень сходу задвинул мне, я позабыла обо всем на свете: по телу разлилась такая приятная истома, что я кончила так быстро, как не кончала никогда в жизни.
Парень словно не заметил моего состояния, хотя мое тело ходило ходуном и дрожало мелкой дрожью, и драл меня так, словно это было его последнее желание перед смертью. Я понимала, что он ебал меня не на всю длину своего удивительного органа, и была ему за это благодарна — в противном случае, он, наверное, меня бы просто разорвал. Девушка лизала мою измученную пизду, и была неутомима, подключив еще пальцы: я не понимала, сколько их поместилось в моем анусе. Вдруг парень неосторожно двинул своим хуем, и я тихонько взвыла.
— Сколько? — прохрипела я, не узнав собственного голоса. Я старалась не сбиться с бешеного ритма, который задавал этот полукровка.
— 24 сантиметра, — точно угадав, что я и мела в виду ответил он, — не больно? — участливо добавил он.
— Нормально, — ответила я, пытаясь руками пощупать это чудо, — я думала, что ты...
— Гей? — ухмыльнулся парень и извлек из меня свой артефакт, достойный книги рекордов Гиннеса, — эти уловка, мимикрия, не более того. Как ты думаешь, оставил бы тебя твой парень с нами, зная, что я натурал?
— Это мой муж, — буркнула я, невольно трогая и лаская его хуй — у меня не хватало пальцев, чтобы обхватить это чудо природы целиком.
— Тем более, — сказал он, жмурясь от удовольствия: видимо, и я на что-то была способна, — давай, иди сюда, детка, я покажу тебе, что значит «гей».
Он нагнул меня, и тут я почувствовала, как его хуй медленно, но верно продвигается в мой анус.
— Нет! — вырвалось у меня: я представила свою разорванную, кровоточащую задницу, и уперлась ему руками в бедра, — с меня на сегодня хватит!
— А с меня — нет! — весело сказал парень.
Он вдруг взял меня на руки, обхватив и широко разведя мои бедра в стороны, и я беспомощно повисла в воздухе — распяленная, как цыпленок «табака». Меня в примерочной окружали одни зеркала, и я видела себя со всех сторон: это было в высшей степени бесстыдное и возбуждающее зрелище. Девушка схватила его член, и умело ввела его в мою попку, предварительно облизав его и ее. Пока он погружался в меня, я слабо сопротивлялась — мои возможности были сильно ограничены. Когда же девушка стала сосать мой клитор, я перестала дергаться: мне стало очень приятно, причем, именно в анусе, что было удивительно: раньше я просто терпела, пока Сергей таранил мои тылы.
Но когда кожаная девка добавила к отсосу клитора два пальца, глубоко погрузив их мне во влагалище, и имитируя движение члена — я потекла не на шутку. Несмотря на сегодняшний бурный день — то, что проделывала со мной эта парочка извращенцев, безумно меня возбуждало. До встречи с ними я считала себя продвинутой пользовательницей мужского достоинства, но этот субтильный парень с концом Геракла настолько продвинул меня (в прямом и переносном смысле слова), что я засомневалась в своих способностях.
Краем глаза я наблюдала в зеркале, как его символ мужской силы входит в мой анус до конца — его мошонка в этот момент попадала в ласковые руки его коллеги — девушка успевала и меня подрочить и его поласкать, и меня пососать и его полизать.
Многостаночница трудилась над нами вовсю, и я, до предела возбужденная их ласками, получила очередной оргазм — не знаю, какой уже по счету. Парень опустил меня пол, мои ноги подогнулись и, я осела вниз, ловя ртом воздух, как рыба, выброшенная на берег. Девка вдруг содрала с себя кожаный «панцирь», вывалив крепкие груди наружу, обхватила ими хуй своего напарника и стала надрачивать, ловя ртом его головку убийственного размера, которая появлялась над ее упругими холмами.
— Ну, ты даешь! — я с восхищением смотрела на девушку, которая манипулировала членом, как настоящий артист — словно укротительница змей на арене цирка.
— Это еще что, — сказала девушка, и схватила член за основание, — смотри!
С этими словами она легко заглотила все 24 сантиметра до самых яиц: я увидела ее язык, который лизал его мошонку. Она проделала этот несколько раз, даже не поперхнувшись. Я остолбенела.
— Покупателей мало в магазине, а чем еще заниматься от скуки, — пояснила она происхождение своих выдающихся способностей, — вот и глотаю потихоньку.
— Машка умничка у меня, — парень ласково потрепал девушку членом по щеке, — давай, становись раком, будем заканчивать примерку, — сказал он, повернувшись ко мне.
— Ой, мне хватит на сегодня, спасибо!
— Ты уверена в этом?
— Нет...
Девушка помогла мне развернуться к нему задом, высоко подняла мою попку, и придавила коленом мою голову к полу.
— А это еще зачем? — мне не очень понравилось, что меня так зафиксировали.
— Ты сама не удержишь его удар, — спокойно ответила она, и у меня внутри что-то екнуло.
Девушка подрочила мою измочаленную промежность, увлажнив доступ к телу, пососала хуй парня, и вставила его мне в жопу. Он снова стал ебать меня, наращивая силу и скорость ударов. Когда я вскрикивала от боли, он вынимал член из ануса, и загонял его во влагалище, продолжая долбить мою пизду с прежней силой. Он стал драть меня в мои естественные отверстия попеременно, и оргазмы стали накатывать волнами — один за другим. В моих глазах потемнело, и я забилась в конвульсиях. Фиксация девушки все равно не помогла: парень загнал меня в угол примерочной, и там продолжал насиловать. Я тихонько билась об зеркало головой, но не замечала этого: это был самый лучший момент в моей жизни.
Наконец, он оставил меня в покое и вставил свой багровый член в рот девушки. Она привычно проглотила его, и я увидела последнее чудо на сегодня, хотя мне казалось, что меня уже ничто не сможет удивить. Марья-искусница стала делать глотательные движения горлом — я видела, как перекатывались мышцы у нее на шее. Парень кончал ей прямо в желудок, минуя ее горло и рот.
— Ну вот, даже на вкус не попробуешь, — шутливо сказала я. Это было ошибкой.
Маша быстро извлекла член парня из своего горла, и я не успела опомниться, как он оказался у меня во рту.
— Соси быстрей, чего тупишь-то! — девушка нетерпеливо схватила мой затылок, и стала двигать моей головой взад-вперед.
Я стала отсасывать парню (кроме головки у меня ничего в рот больше не поместилось), но я старалась, как могла. Его сперма была на удивление сладкой и душистой, и я с удовольствием стала глотать ее.
— Как будто йогурт съела, — сказала я, когда отсосала последние капли и устало отвалилась к зеркальной стене.
— А он, сука, все время ананасы жрет, — усмехнулась девушка, и стала надевать на себя кожаную «кольчугу», — он в этом знает толк.
— И не только в этом, — поддакнула я и блаженно потянулась.
— Вика, ты здесь? — голос мужа прозвучал, как гром среди ясного неба.
Я чуть было не наложила в штаны — меня спасло только то, что их у меня не было. Я заметалась среди зеркал, как загнанный зверек, а сотрудники магазина беззвучно посмеивались надо мной, спокойно одеваясь, и приводя себя в порядок.
— Мы уже закончили! Сейчас выходим! — ответил парень высоким «женским» голосом и подмигнул мне.
Когда мы гурьбой вывалились из примерочной, я с опаской взглянула на мужа: на него было жалко смотреть. Видимо он так устал, ожидая меня, что уже зевал от скуки.
— А что, этот... Пидорок был вместе с вами? — спросил он.
— Да, и этот... Тоже, — пролепетала я и покраснела.
— Какой же ты противный! — протянул парень и «обиженно» отвернулся к стене.
— Ладно-ладно, извини, зема, — примирительно сказал Сергей, — ну, выбрала что-нибудь? — Спросил он, обращаясь ко мне.
— Да... Сколько я вам должна за... Это... Все, — если бы не железная выдержка моих недавних любовников, я бы, наверное, выдала бы себя с головой.
— Пятьдесят восемь тысяч рублей, — сказала девушка и серьезно посмотрела на меня, — Вам ведь все подошло, что мы примеряли?
— Да мне все... Понравилось, — я уже осмелела и спокойно посмотрела мужу в глаза, — заплати за все, милый: это лучший день в моей жизни!
Мы еще долго бродили по разным магазинам — я изо всех сил старалась потратить миллион, уже не на что больше не отвлекаясь: я была уверена, что сегодняшнего секса мне хватит надолго. Когда в середине нашего шоппинга я заскочила на минутку в туалет, то обнаружила на кружевных трусиках, надетых из сегодняшней контрольной закупки кровавые разводы: видимо «гей» все-таки меня где-то разорвал.
Ближе к вечеру, когда от Сертификата остались только слезы, и мы с мужем, груженые двумя тележками доверху набитыми пакетами и коробками, устало двигались к парковке, к нам подошли два охранника универмага.
— Вам необходимо пройти с нами, — обратился ко мне один из них.
— А в чем дело?
— Некоторые товары, которые Вы вывозите из торгового центра — не оплачены, — сказал второй охранник.
— Это какое-то недоразумение! — мой муж стал заметно волноваться.
— Этого только еще не хватало! — в сердцах воскликнула я.
— Прошу Вас пройти с нами, — охранники смотрели на меня, не мигая, — если это недоразумение, мы все быстро уладим.
Я двинулась с мужем вслед за ними, уставшая и раздраженная всеми событиями этого непростого дня. В комнате охраны, куда мы были вынуждены закатить наши тележки с покупками, находились еще два охранника. Один из них, видимо старший группы, вежливо обратился к моему мужу:
— А Вас я попрошу подождать в коридоре, это касается только вашей спутницы, — и, видя непонимающее лицо моего супруга, добавил, — мы вместе с ней посмотрим некоторые записи с видеокамер наблюдения, когда Вас не было с нею рядом, так что Вы помочь нам ничем не сможете.
Сергей понимающе кивнул и вышел в коридор. Старший охранник закрыл дверь на ключ, и повернулся ко мне.
— Посмотрите, пожалуйста, на мониторы, — сказал он и нажал какие-то кнопки, — и оцените нашу деликатность по отношению к Вашему супругу.
На нескольких мониторах замелькали кадры моего «трудового дня»: этот порно фильм можно было смело назвать «Суровые будни проститутки Вики». На одном из них (вид сверху) я, раскоряченная в кресле, запихиваю голову черноволосого продавца себе между ног, воровато озираясь по сторонам. На другом (вид сбоку) я в зеркальной кабине в позе цыпленка «табака», и меня жарит щуплый паренек чем-то, похожим на брандспойт. Я смотрела на эти кадры, и мне было стыдно и возбуждающе одновременно — моя киска отреагировала на просмотр правильным образом.
— А с моим мужем у вас есть записи? — спросила я, не отрываясь от экранов.
— Есть... Но Вам их лучше не смотреть, — тихо сказал кто-то из охраны, — поверьте на слово, вы друг друга стоите.
— Ах, вот как! Ну и... Что же Вы хотите от меня? — спросила я и повернулась к охранникам.
Все четверо стояли в шеренгу со спущенными штанами, и молча надрачивали свои причиндалы. Мне все стало понятно без слов.
— Это затянется надолго, — сказала я.
Меня стали возбуждать эти самцы, которые, как голодные волки готовы были наброситься на меня. И еще мне хотелось отомстить Сергею за то, как он «распорядился» своим подарком.
— Это не так долго, как кажется, — сказал один из них, — если... Все проделать одновременно.
Я кивнула и решительно шагнула к двери, попросив открыть ее. Охранник щелкнул замком и притаился за дверью: его член уже был готов к отмщению. Я выглянула в коридор: там, на диванчике сидел перепуганный муж.
— Сергей, это недоразумение. Решение ситуации не займет много времени, — сухо сказала я, — мне нужно будет только... Подписать четыре протокола и...
За моей спиной раздался шорох, и я оглянулась: из внутренней комнаты в кабинет охраны вошел пятый сотрудник с членом наперевес и стал в общую шеренгу. Я мысленно прикинула расклад и удовлетворенно кивнула.
— Пять протоколов, — поправилась я и улыбнулась мужу, закрывая дверь, — не скучай, милый, и спасибо тебе за все!

Написать комментарий

Авторизация на сайте