Отношения и секс с бывшей коллегой по работе

Я вступил в процесс развода. Пока идут споры о разделе имущества, я забил на все эти проблемы, потому как знаю, что моей пока еще жене, не светит ничего. Даже машину мне подарили. НУ да ладно, она там между своими заскоками, пытается найти прореху, а мне все по: Жена мне фактически бывшая, уже почти год, как мы с ней не живем физически, а половой жизнью и того больше. Я за это время успел вспомнить былых своих подруг, и даже кое с кем вспомнить и тактильным контактом органов движения. Теперь же у меня все устаканилось, и бумаги о разводе будут на руках через два месяца, такую отсрочку дала судья. Можно, наконец, и подумать о себе, и расслабиться.

Я начал посещать людные места, и случайно знакомиться с девушками. Но пока получилось познакомиться просто для разгрузки своей мошонки. В очередной свой выход в люди, я решил поболтаться в Парке Победы. Приехал туда к полудню, не смотря на начало ноября, было тепло, почти шестнадцать градусов, и окружающие был одеты не сильно кутавшись. Это позволяло не просто ломиться ко всем подряд девушкам, а для начала, хотя бы оценить стройность фигуры, и объемы вожделенных мест. Я собственно не люблю крупных и полных. Чувствую себя как: на чужом празднике жизни. Иду вдоль фонтанов и присматриваюсь к девушкам. И вдруг, в мое поле зрения попадает знакомое лицо.

Точно, это же Ирина Капустина. Пять лет назад, она у нас работала секретарем, пока училась на первом и втором курсах своей альма-матер. Тогда ей было семнадцать-восемнадцать, значит сейчас двадцать три. Она мне еще тогда строила глазки, но я ее всячески оберегал от себя, потому как, ее начальницей была подруга моей жены, и каждый комплимент в сторону Ирки, выливался мне мини скандалом дома, подруга докладывала тут же. Правда эта подруга мне пару месяцев отдалась мне, забив на дружбу, но про это потом может быть расскажу.

Значит это Ирка, интересно, а она меня помнит? У нее все та же точеная худенькая фигурка, короткая мальчишечья стрижка, чуть припухлые губки, зелёные глаза. Я делаю круговой заход, чтобы зайти ей на встречу, как бы случайно. Как только я вышел на прямую, я почти сразу попался ей на глаза и она, увидев меня, тут же прибавила шаг раскинув широко руки и забыв про свою спутницу.

- Лелик, ты? Как я рада тебя видеть! - она обняла меня и расцеловала, как расцеловывают близких людей, которых давно не видели.

- Я это, я. Ирка, а ты похорошела.

- Ну ладно тебе, сейчас, подожди минутку, - она повернулась к своей подруге, которая подошла к нам, - Наташ, познакомься, это Алекс, мы с ним работали когда-то в одной конторе, а это Наташа, моя подруга и сокурсница.

- Очень приятно.

- Мне тоже. Ир, ты тогда дальше меня не провожай, в метро я сама спущусь, я же вижу, тебе пообщаться хочется.

- Наташ, да ладно тебе:

- Ир, давай, вечерком мне набери после восьми, ладно?

- Хорошо, пока, до вечера.

- Пока.

- Пока, до свидания.

Наташа быстро удалилась и спустилась в переход, к метро. Я посмотрел на Ирку. Все те же влюбленные глаза. Все та же улыбка. Когда я видел ее последний раз, при ее увольнении, она была совсем девочкой, вчерашней школьницей. Тогда это была худышка, но с красивой попкой, совсем маленькой грудкой и осиной талией. Сейчас передо мной стояла девушка, с нормальными вполне формами, по крайней мере ребра сейчас не торчали, как пять лет назад, тогда их было видно даже сквозь одежду.

Попка стала еще круглее и, наверное, крепче. Грудки были маленькие, но или они подросли, или в бюстгальтере были вкладыши. Ножки все такие же стройные. Пока я бегло оглядывал ее, она поймала мой взгляд, отошла на пару шагов и прокрутилась вокруг своей оси пару раз и вернувшись ко мне улыбнулась.

- Ну как, подросла? А, Лелик? - она почему-то всегда меня называла Леликом.

- Ну что могу сказать, - начал я тоном эксперта, - утенок превратился в лебедя.

- Только пара округлостей подкачала? Ты кажется так тогда говорил?

- Ну я вижу, толи подросли, толи их просто визуально увеличили.

- Да ладно, свое подросло, - она подошла ко мне вплотную и оттянула верх кофточки так, что я смог увидеть ее сисечки.

- Действительно, а ты все такая же непосредственность:

- Да, в попе и груди добавилось, а в мозгах: - мы оба засмеялись, - слушай, пошли посидим, кофе попьем, поболтаем где-нибудь?

- Ну пошли.

Мы зашли в ближайшее кафе, где нашлись места и подавали кофе с пирожными и просидели, проболтали почти три часа, накачавшись кофе и чаем по самое некуда. После этого мы еще почти два часа гуляли по городу пешком, вернувшись потом обратно к месту встречи, там у меня осталась машина, и я намеревался отвезти Ирку туда, куда скажет. За все это время мы выяснили друг о друге многое.

Я ей рассказал про себя, свою ситуацию, чем собственно ее даже порадовал. Она рассказала про себя. Она до сих пор не замужем, в данный момент у нее никого нет уже почти девять месяцев. О предыдущих своих парнях говорила и нехотя, и с недовольством. В какой-то момент призналась, что, наверное, до сих пор в меня влюблена. В начале восьмого, я напомнил ей, чтобы она позвонила своей подруге, ведь обещала. И как только мы сели в машину она набрала Наташе.

Та в итоге позвала ее к себе в гости с ночевкой, и я повез Ирку к ней. По дороге мы заехали в магазин, чтобы прикупить вина и сыра, ну и еще что-нибудь. Перед тем как оплатить все на кассе, Ирка снова набрала подруге, спросить, надо ли еще чего, та дала ей задание, и узнав, что я везу Ирку к ней, сказала, чтобы и меня на чай и знакомство, с собой взяла. Я не возражал, и в итоге, не смотря на Иркино сопротивление, оплатил все на кассе.

Пока мы доехали, мне уже вкратце была описана история подруги. Живет с мамой и двумя детьми, в большой новой трехкомнатной квартире, в новом доме. Мужа выгнала год назад, и с тех пор, у нее никого, вся отдает себя детям, двум пацанам, четырех и восьми лет. Сегодня она одна, мама с детьми уехали на дачу на выходные, потому и зовет к себе Ирку. Мы приехали.

Я случайно нашел где запарковаться, и вот мы поднимаемся в лифте на шестнадцатый этаж. Ирка, воспользовавшись тем, что в руках у меня пакеты с добычей из магазина, в наглую полезла меня целовать. Когда лифт остановился, она нехотя отпустила меня, вытерла следы своей помады на моем лице и пошла вперед. Квартира была действительно большая и уютная. Мы расположились на кухне, хозяйка быстренько что-то сотворила из того что мы привезли, мне пока доверили резку нарезки, Ирка делал салат.

Все готово, сели ужинать. Вот тут я почувствовал, что я проголодался. Первые минут пятнадцать, тишину нарушали только звуки поедания пищи. После, когда первое чувство насыщения пришло, пошел разговор. Ближе к полуночи, девчонки выпив почти все вино целиком, ни с того, ни с сего стали меня уговаривать выпить. На мои доводы, что мне еще ехать домой, я услышал четкий ответ.

- Ой, Алекс, нашел причину, я вам с Иркой в большой комнате постелю.

Ирка похоже даже не заметила этих слов, или же просто приняла как данность. Я еще пять минут по отнекивался, в итоге согласился, но сказал, что выпью с ними или коньяка, или виски. Надеясь, что здесь наступит облом, но на столе тут же появились по две бутылки коньяка и виски, на выбор. Пришлось выбирать. В итоге он выпили почти полностью вторую бутылку вина, а я уговорил пол бутылки виски. На часах час ночи. Мне выдали полотенце и отправили в ванную, ополоснуться. Пока я ополаскивался под душем, Ирка прибирала в кухне, а Наташка расстилала постели. После меня в душ пошла хозяйка, мы с Иркой в это время сидели на кухне.

Она прижалась ко мне спиной и сидела что-то рассказывала про Наташу. Я через плечо заглядывал ей за кофточку и разглядывал ее грудку. Сейчас она была больше, чем пять лет назад, когда я умудрился ее малость потискать на какой-то корпоративной вечеринке. Тогда она совсем была как у малолетки. Теперь это полноценная единичка, даже, наверное, больше. Из ванной вышла Наташа, и вручив Ирке чистое полотенце, отправила ее в душ. Сама села напротив меня. На ней был домашний махровый халат, который хорошо скрывал от посторонних глаз ее прелести.

- Вот ты какой, источник грез Ирки. Она пока у вас работала, да и потом еще пару лет только и говорила, а вот Лелик, а у Лелика. Не обижай ее, она похоже до сих пор тобою грезит.

- Не в моих это правилах.
- Я знаю, от нее же и наслышана.
Дверь в ванную открылась, и Ирка прошла в комнату. Мне не было видно этого, но было слышно. Наташа, сказав на последок:
- Все спать, пошли покажу где ваше место, - проводила меня до большой комнаты, прошла дальше в свою спальню, - спокойной ночи.
- Спокойной ночи, - ответила Ирка, откуда-то из-под одеяла.

Я снял с себя джинсы и рубаху, накинутую не застегивая, и лег рядом с ней. Забравшись под широкое одеяло, я специально не стал прижиматься к ней, а разделил нас складкой одеяла, решил посмотреть, что будет делать она. Судя по ее прерывистому дыханию, она замерла в ожидании. Я лег на спину и замер. Не прошло и минуты, как она придвинулась ко мне спинкой, убрав складку одеяла.

- Обними меня, я немного замерзла, - она взяла мою руку и перекинула через себя.

Я повернулся на бок, лицом к ней и обнял ее. Сейчас я ощутил, во что она была одета. НА ней были тонкие хлопковые трусики, зауженные по бокам и край их, проходил диагональю по попе, сверху на ней был тонкий трикотажный топик на тонких хлястиках через плечи. Она вжалась спиной в меня. Дыхание у нее было сбивчивым и даже может быть дрожащим. Ну что ж, попробуем что-либо сотворить, с этим дрожащим созданием. Положив руку ей на живот, медленно веду ее вверх к грудкам под тканью топа. Ирка дрожит в ожидании. Рука дошла до края ее небольшого полушария, веду дальше и накрываю правую грудь целиком. Она уютно помещается целиком в моей ладони.

До двоечки тут далеко еще, но уже и не единичка. Ее ореолы от моих касаний заторчали небольшими конусами. Сосочек спрятался внутри ореола. Как только я коснулся его он тут же выскочил из своего укрытия и стал торчать как карандашик почти на см. Опускаю руку ко второй груди. Там вся эта история повторяется. Начинаю ласково и попеременно мять ее грудки и сдавливать ее сосочки. Она заерзала, прижимаясь попкой ко мне сильнее. Вдруг она стаскивает с себя топик, переворачивается ко мне лицом, прижимается всем телом и подставляет свои губы под мои. Целую. Сначала поверхностно, только касаясь губами, потом начинаю чуть прикусывать губами ее губы.

Она начинает отвечать. Вот наши языки сплелись и стали изучать все что попадалось в наших ртах. Я, поглаживая спинку, ненавязчиво переношу поглаживание к пояснице, затем на попу. Тут я уже начал мять ягодички. Они округлой формы, но не сильно большие, крепкие и мягкие одновременно. Запускаю руку ей в трусики, она сначала замирает, потом расслабляется и позволяет мне медленно залезать в ложбинку между ягодицами. Хотя продолжает зажиматься.

 

Я не настаиваю и просто поглаживаю рядом, периодически неожиданно проводя по ложбинке не заглубляясь. В итоге она расслабилась и стала доверчиво пускать меня дальше. Как только я коснулся ее ануса, она снова сжалась, зажав таким образом мой палец. Я не стал его вытаскивать, а просто стал шевелить им около ануса легонько массируя ее звездочку.

 

Судя потому, что я там нащупывал, тут она была девственна. Постепенно она расслабилась и тут, и я снова стал поглаживать ложбинку. Все это время мы продолжали целоваться, только в те секунды, когда она зажималась, она останавливалась, будто бы прислушиваясь к ощущениям, а потом, как только расслаблялась, продолжала. Я же работал язычком и губами без остановки. Медленно, но верно, она расслабилась, и я коснулся края ее щелки. Там было мокро. В этот момент, она неожиданно немного развернулась, почти на спину и раздвинула широко ноги, как бы приглашая продолжить спереди.

 

Так как до попки уже необходимо было тянуться, я перенес свою руку на лобок и сразу под ткань трусиков. Те были уже с большим мокрым пятном, а как только я коснулся лобка, намокли целиком почти мгновенно. Она легла на спину, и оголив нас обоих по пояс сверху, чуть расставила ноги. Я коснулся ее горошины. Она тут же приподняла свою попку, и я сразу стащил с нее трусики. Откинув их в сторону, вместе с одеялом, я осмотрел ее тело медленно опуская взгляд, сверху вниз. Она прикрыла глаза, толи от чувства стыда, толи от удовольствия, а может и от того и от другого.

 

Ее длинная шея переходила в гладкие и немного костлявые плечи, а дальше уже начинались ее холмики грудей. Сейчас они расползлись по ней и не выступали полушариями и холмиками, но торчали небольшими конусами, с вершинами-карандашиками сосочков. Я правой рукой глажу ее по животу, груди, заползаю немного на лобок и снова на животик. Лобочек аккуратно подбрит до узенькой тонкой полоски, см шириной. Волосики подстрижены, но не сильно коротко. Такая миниатюрная грива.

 

Когда касаешься этой полоски, волосики приятно радуют мои пальчики. Дальше крупная горошина клитора, которая от прикосновения набухает еще сильней, Ирка вздрогнула и немного сжала ноги. Сразу за горошиной большие сморщенные губки капюшончика. Они выступают из щелки мм на пять. Как только коснулся их они как будто выросли еще мм на пять.

 

Ирка в этот момент застонала и ее ноги раскинулись широко, подогнув коленки. Я начал нежно мять эти губки пальцами, а горошину сдавливать большим пальцем. Ирка сразу начала часто постанывать и шевелить попой на встречу пальчикам. Вдруг она приподняла ноги, голову и как будто попыталась сжаться. Ее влажная писечка стала источать активно соки.

Она вся напряглась и легонько затряслась. Похоже она кончала. Это длилось минуту, не больше. Она расслабилась, и я продолжил играть с ее горошиной (которая уменьшилась и снова начала набухать) и капюшончиком, который снова стал подрастать. Самое интересное, она никак меня не направляла руками, куда их приложить и не показывала никак, что делать. Я снова довольно быстро довел ее до оргазма.

Пора подумать о себе. Я навис над ней и стал целовать ее, покрывая поцелуями все ее тело. Она прогибалась, подставляя под мои губы свое тело. Я дошел до животика и с него перешел на ножки. Я поднял ее правую ногу и начал целовать от кончиков пальцев до колена, со всех сторон, потом переместился на бедро. На внутреннюю сторону бедра я перешел с задней части, лизнул ее в пах, поцеловал, едва коснувшись в горошину и перешел на левую ногу.

Ее я тоже начал целовать с пальчиков. Дойдя до бедер я все повторил, и сразу продолжил целовать ее лобок, пах. Я окунул язык в ее щелочку. Когда начал водить языком по щелочке, она попыталась отпихнуть мою голову, с таким выражением лица, как будто я делал что-то грязное и постыдное. Но постепенно маска ужаса сменилась томной маской желания, и она не противилась уже, а отдалась во власть моего языка. С ее крупными сморщенными губками капюшончика было даже интересно играть. Каждое легкое покусывание его или касание языком внутренних складочек отзывалось у нее стоном и мелкой дрожью.

 

Я интенсивно сдавливал пальцем горошину клитора и активно шевелил языком в ее щелочке. Она снова стала сворачиваться в клубок с мелкими судорогами во всех частях ее тела и ка итог она оросила обильно мой язык своими выделениями. Они были одновременно и кисло-сладкими, и терпко-солеными, с мускусным привкусом и каким-то мягким шелковым вкусом на языке. Насытившись ее соками, и в тот момент, когда она стала расслабляться, я приставил головку члена к ее входу и попытался войти. Она резко сжалась и отстранилась. Потом снова расслабилась и смотря мне в глаза прикрыла свою киску.

- Вот он мой Лелик, я так мечтала об этом, чтобы отдаться тебе: а сейчас испугалась:

- Чего испугалась, глупая?

- Не знаю: Может боли: Может того, что не будет хорошо: хотя мне уже было не раз хорошо:

- А что ты имела под словами боли? - удивленно спросил я.

- Я хоть и не девственница, но боюсь первого раза. Я туда пустила мужчину один единственный раз: и это было очень больно - на ее глазах проступили слезы.

- Ириш, доверься своим ощущениям, чувствам и мне. Не думай о плохом, - я начал снова целовать ее нависнув над ней и касаясь ее вагины головкой вскользь, как бы отвлекая.

- Я хочу, не получается, а вдруг: - в этот момент я вошел в нее на небольшую глубину, в ней скрылась всего лишь головка. Она замерла, и на глубоком вдохе задрожала. Я чуть надавил. Не смотря на то что там было очень узко, но обильная смазка и эластичность ее влагалища пускали меня медленно, но легко. Она зажмурилась, выдохнула.

- Давай, Лелик, не тяни.

Я вошел в нее не торопливо и до упора. Ее влагалище медленно принимало мои размеры. Медленно начинаю свои фрикции с большой амплитудой. От ее узости я получаю дополнительную стимуляцию члена. Пара минут и она уже томно и тихо стонет, отвечая на каждое мое движение в ней и начала подмахивать. Темп стараюсь сдержать, мне итак очень комфортно в ней и мой член полностью охвачен истомой. Где-то под мошонкой стали рождаться спазмы начала взрыва. Ирка подомной начала вся сжиматься, и мой член находясь и в без того узкой ее щели был сжат как тисками. Перед тем как я начал изливаться, я вогнал ствол в нее до упора, уткнувшись головкой в матку.

Моя сперма сильными порциями стало рваться наружу. Каждый такой выстрел прямо в матку приводил ее в содрогание и тихий вскрик. Я, опустошив свои яички, медленно вышел из Ирки. Она тут же свернулась в клубок и стала восстанавливать дыхание. Я положил ладонь на ее левую грудь, приобняв ее сзади на боку. Ее сердечко стучало в бешеном ритме. Когда, наконец, пульс устаканился в пределах нормы, она развернулась ко мне лицом, поцеловала непродолжительно в губы.

- Спасибо, Лелик, мой любимый Лелик.

Я промолчал, и только поцеловал ее нежно в ответ. Она неторопливо встала, взяла свои трусики и топик и пошла в ванную. Через минуты десять она вернулась. На ней был только топик. Видимо трусики она постирала. Она подошла к дивану, присела на корточки возле своей сумочки, достала чистые трусики и собралась было их надеть.

- Не одевай, ложись так.

- Как скажешь, после некоторой заминки ответила она, и стащив с себя топик, залезла под одеяло прижавшись спинкой и попой ко мне в объятия. После этого она еще минут двадцать гладила меня рукой, везде, где только могла достать. Затем моментально уснула и я следом за ней.

Проснулся я в полвосьмого утра. Ирка спала как дитя, укутавшись в одеяло, оставив наружу только лицо. На кухне шумел чайник. Я встал, одел трусы и брюки, вот так босиком вышел на кухню. Наташа не торопливо резала овощи для салата. Одета она была по-домашнему, шорты до середины бедра, футболка, под которой угадывался лифчик.

- Привет, сказал я, войдя в кухню.

- Привет, как спалось? Или не спалось? - она хитро улыбнулась.
- Да вроде ничего спалось.
- Ясно, дверь прикрой, чтоб не разбудить засоню, она у меня всегда дрыхнет до десяти почти, если остается в выходные.
Я прикрыл дверь в комнату и дверь в кухню.
- Кофе? - и увидев мое согласие она налила мне чашку ароматного кофе, - молоко на столе, что на завтрак сделать? Могу кашу, могу яичницу или омлет, или какие есть пожелания?
- А что тебе самой удобно будет.
- Ладно, тогда омлет, - она достала сковороду, миску, яйца и молоко и начала месить омлет, пока грелась сковорода, - Дала? - Недвусмысленно, в лоб спросила она меня, - а то я думала, она прям тут на столе за ужином разложится, как глаза горели.
- Прямо так вот? Ну если так, то - дала. Я в принципе сам не ожидал, что так получится. Я пять лет назад хотел ее взять, но: в общем остановился тогда, а возможностей было море.
- Она про тебя часто вспоминала. Как-то раз, когда я выгнала своего, мы сидели вот тут, напились в стельку, так она ни с того ни с сего вдруг ляпнула - А вот Лелику я бы сейчас отдалась:
- Я всегда знал, что не просто нравлюсь ей. Не хотелось пользоваться.
- А сейчас, что?
- Сейчас я свободен, и думаю может все-таки это она?
- Ой смешные вы: оба: - она поставила тарелку с готовым омлетом передо мной, - ладно, жуй. Она за эти пять лет пыталась с кем-то заводить романы, но обламывала всех в итоге. Себя саму, наверное, тоже. Я тока недавно узнала, что ее первый хахаль взял ее силой и в сухую. Девку испортил во всех отношениях. Она хоть и не сопротивлялась, а все равно получила негатив от секса. Представляешь, она даже сама себя не ублажает: Дурочка: Смотрит порнуху если, вся изойдется, а не притронется к себе. Ладно, пойду гляну что она там, спит, или просыпается: - Наташа вышла из кухни.
Я дожевывал последние остатки омлета и запивал кофе, когда в кухню зашла Ирка. Она улыбалась, и вся светилась. Из одежды на ней были только трусики и топик. Судя по тому, как сквозь трусики выпирали ее капюшончик и горошина, она была на взводе. В руках у нее было ее полотенце.
- С добрым утром! - просияла она и поцеловала меня в губы, подсев рядом. Я положил руку ей на лобок, и она задрожала, - Лелик, не надо, Наташка же придет в любой момент:
- А ты тогда чего почти голышом пришла?
- Ой: Не подумала, - она укуталась в полотенце.

- Ну что, любовнички, можно вас поздравить? - сразу произнесла Наташа, как только вошла в кухню.

- С чем? - Недоуменно спросила Ирка.

- Значит с тем что любовнички согласны, засмеялась Наташа.

- Тьфу на тебя, - Ирка бросила маленькую прихватку, лежащую на столе в подругу.

- Страхи ушли? Впустила в себя? - непринужденно продолжила та.
- Наташа, ну перестань! - Ирка надула губки.
- Да ладно тебе, а то я не слышала твои стенания ночью. Судя по твоей довольной мордашке, все получилось, вот и поздравляю.

Я сидел и наблюдал за этой словесной перепалкой, одновременно впитывая в себя, легкий намек Наташи, как вести себя с Иркой, чтобы ломать ее комплексы. Ирка стала завтракать, а мы стали болтать с Наташей. Когда Ирка наелась, она присоединилась к нашей беседе. Пропищал будильник на кухонных часах.

- Так, мне на пару часов надо отбыть на занятия, так что если хотите, можете остаться и кувыркаться, не стесняясь! Я в домофон вам позвоню, когда вернусь. В общем до двенадцати я там, полчаса сюда, в общем дерзайте, я пошла. - она встала пошла собираться.

- Наташа, ну ты чего опять! Ну вот ты как всегда все прямо, все в лоб, возмутилась Ирка.

- Все, пока, ключи знаешь где взять, если что: - и Наташа вышла из квартиры.

- Интересная у тебя подруга, - я обнял Ирку за плечи.
- Да уж, прямая как горизонт! Но все равно она супер! Так давай посуду приберем, - она встала и взяв все тарелки со стола, поставила их в раковину, затем добрала чашки и вилки-ложки, вытерла со стола и стала мыть посуду, предварительно откинув полотенце, в которое была завернута в сторону.

Со спины она выглядела очень даже ничего. Стройная фигурка, широкие, но нормальные для ее комплекции бедра, узкая относительно талия, и средняя ширина плеч. Тонкие трусики плотно облегали ее попку, а топик выглядел почти как вторая кожа, только края с оверлочкой выделяли его. Она закончила мыть посуду, вытерла руки и повернулась ко мне. Пятно влаги на трусиках, вокруг выпирающего капюшончика говорили не о том, что она случайно капнула водой, пока мыла, а о том, что она мокла сама по себе. Она посмотрела на меня, потом туда, куда устремлен мой взгляд и сняла трусики.

- Это чтобы тебя не смущало мокрое пятно, сказал она и пошла из кухни.

Я засмотрелся на ее попку, которая меня уже вовсю манила за собой, а мой боец был на изготовку. Я пошел следом за ней. Она была в комнате, в которой мы сегодня спали и стояла оперевшись руками на подоконник. Я подошел к ней, на ходу скинув с себя брюки и трусы, и обнял сзади, прижавшись членом в ложбинку попы. Она вздрогнула и стащила с себя топик. Я положил правую ладонь ей на лобок, а левую на левую грудь и стал мять ее и сосочек, поглаживая лобок, не касаясь горошины.

Она прерывисто задышала и начала тереться попкой об член. Я коснулся горошины и стал легонько мять ее, чтобы найти ту самую точку, в которой она реагирует сильней всего. Вот она найдена и Ирка начинает чуть приседать, от моих ласк. Я разворачиваю ее к себе лицом, она опирается попкой на подоконник. Член ложится ей на лобок. В глазах похоть, желание и немного страха. Ее губы тянутся ко мне. Я подсаживаю ее на подоконник, и ее норка стала как раз напротив моего бойца. Она вся сочится.

Я прислоняю головку к ее входу и резко вхожу. Она вскрикивает и начинает трястись, все-таки она очень узкая, но это только лучше для нас обоих, более плотный контакт, и каждое движение в ней создает волну растяжения и сжатия ее стенок, которые переходят в спазмы сжатия ствола. Ирка откидывается на широкий подоконник на локти, головой опирается в оконную раму, ноги широко раскинуты, и я начинаю вгонять в нее свой ствол. Пока я вхожу чуть больше половины, и она вся дрожит в мелких спазмах вялотекущего оргазма. Я через какое-то время чувствую, как у меня что-то зарождается внутри меня и начинаю входить в нее на всю длину, сбавив темп. Каждый мой толчок бьет ее в матку.
Она с каждым ударом стонет все сильней и сильней. Она пытается свернуться в клубочек, но положение не позволяет, и она сотрясается в мощных судорогах, от которых ее груди дрожат мелкой рябью и от того еще больше она заводится. Мое семя добавило ощущений Ирке. Сильные толчки семени бьют ровно в матку, и она еще больше получает спазмов во всем теле. У нее нет сил даже стонать, она просто открыла рот и пытается поймать дыхание. Я остановился, с последним толчком семени, но остался в ней. Она все тряслась в спазмах оргазма. Наконец, волна отошла от ее тела, и она перестала биться в оргазме. Она села на краешек, не выпуская меня из себя и стала меня целовать в лицо и шею.
- Любимый, ты меня поднял в облака удовольствия, - она начала нашептывать мне кучу всяких благодарностей и нежностей, продолжая между делом целовать меня.

Ее сосочки терлись об мою грудь, и она снова начала распаляться. А мой боец внутри нее начал снова расти. Она, чувствуя рост ствола внутри нее, стала снова хватать воздух ртом. Видимо стенки влагалища у нее очень чувствительные. Я прижал ее тело к себе и методично стал вгонять бойца в нее. Она быстро долетела до своего пика и ее судорожное взрывное состояние повторилось. Мне самому нравилось такое положение дел, когда в твоих руках состояние девушки в которой ты орудуешь. Она не могла сопротивляться даже моему натиску, потому как наоборот, сама стремилась к этому. Наконец, в моем паху начались спазмы, семени было почти капли, но все равно, я кончал в нее с упоением.

Когда я закончил, я медленно вышел из нее, на что она отреагировала мягкой дрожью по всему телу. Снял ее с подоконника и положил на кровать. Ее глаза светились упоением, в уголках были слезы, но я думаю не от боли. Она лежала, подогнув ноги в коленях, выставляя на показ свой цветок. Я прилег рядом и положил руку ей на живот. Она взяла ее и потянула вверх, к грудям. Я стал сжимать поочередно то одну, то другую грудь. Они у нее сейчас были возбужденные и увеличившиеся в размерах.

Окружности ореолов, конусами торчали вверх. Соски были как пара крупных и твердых камешков, поверх этих прелестных холмиков. Довольно быстро, она снова вошла в состояние экстаза. Дорвалась девка, подумал я. Перебравшись к ней между ног, я лизнул долгим движением ее промежность от ануса до середины лобка. Она затряслась как будто попала на какой-то вибростенд. Пожалуй, ей сегодня хватит. Ну сейчас по крайней мере.

- Ириш, я в душ, а ты как придешь в себя, тоже, сходи окунись.

- Да, да, она до сих пор не могла поймать дыхание.

Я вышел из ванной, одел штаны, и вышел на кухню. Мне необходимо было восполнить жидкость в организме, и я выпил три чашки уже порядком остывшего чая подряд. Из комнаты в ванную пробрела голая Ирка, с осоловевшими глазами. Через десять минут она вышла, так же голая и села на кухне передо мной.

- Что это было? - спросила меня она.

- Обыкновенный сеанс любви, нежной и ласковой.

- Ты кажется возвращаешь меня в мир людей:

- В смысле?

- Я после полуизнасилования своим первым мужчиной, при контакте с мужским: ну этим: членом, чувствовала только дискомфорт, и боль порой: Я даже: мастурбировать боялась: мне так не приятно было: а сейчас.

Она положила руку себе на писечку и стала аккуратно мять все, что попало под ладошку. Глаза ее закатились и дыхание тут же сбилось. Я остановил ее порыв, взяв ее руку в свою.

- Ирка, это просто комплексы твои. Вот сейчас расслабилась, отдалась порыву, и все у тебя прекрасно, смотри сколько удовольствия получила.
- Ага думала сердце выскочит, а самой еще хочется: И сейчас хочется:
- Стоп. Не перебарщивай, успокойся, а то нимфоманкой станешь. Иди оденься, и просто наслаждайся моим присутствием.
- Хорошо.
Она через минут десять вышла в кухню уже одетая, и я последовал ее примеру, пошел оделся тоже. Тут прозвенел звонок домофона, это Наташа возвращалась. Вот это да! Как быстро пролетело время. Когда хозяйка вошла в квартиру, не столе все было готово к чаепитию. МЫ попили чаю со свеж принесёнными печеньками и стали собираться на выход. Поблагодарив хозяйку за прием и ночлег, мы вышли к машине. Я отвез Ирку до дома, и мы в квартале от ее дома еще минут двадцать целовались с ней, но я сам рук не распускал, и не давал ей сильно раздухариться. МЫ договорились с ней встретиться через день, сегодня надо было обоим заняться своими делами, а завтра у меня длинный рабочий день.
Два дня толи пролетели, толи протянулись, я так толком и не понял. С Иркой болтали по телефону раз в два часа, а вечером почти час. Наступило долгожданное время встречи. Мы договорились, что поболтаемся по городу и потом я отвезу Ирку домой. Сегодня было пасмурно и стало холодать. Не так долго погуляв, Ирка немного стала замерзать, и я предложил съездить куда-нибудь погреться и попить кофе. Место выбрать я предложил ей. Она выбрала торговый центр Филион. Пока сидели пили кофе в одной из кофеен, мы болтали. Я вдруг увидел, как тетка несла мимо входа тканевые жалюзи и меня осенила мысль по давно искавшемуся решению для дома.

- Вот что мне надо на кухню, - произнес я вслух, не закончив предыдущую свою мысль, и показал на тетку.

- А у тебя там сейчас что? Висит в смысле.

- А ничего, то что было раньше мне надоело, и я выкинул, там были плотные шторы и занавески. А хотелось легкости.

- Так пошли, после кофе посмотрим, что там есть и купим, заключила Ирка.

Мы допили кофе, я рассчитался и пошли в ТЦ искать жалюзи. Нашли их быстро, я выбрал себе пару нейтральных цветов, для чередования и гардину для их крепления нужной длины. МЫ спустились вниз, на стоянку, я сложил в машину, но мне загорелось это поскорей повесить. Ирка поддержала мое стремление, и тем более ей было интересно, где я живу и что там у меня за жилье, обыкновенное женское любопытство. Мы доехали до моего дома довольно быстро. Поднялись ко мне. Я сразу переоделся в домашнюю рабочую одежду и пока сверлил дырки под крепление, Ирка осмотрела квартиру.
- Уютненько тут у тебя, - прозвучало ее резюме, как только я закончил прикручивать гардину.
Я прибрал следы работы, и мы вдвоем сели прицеплять застежки к жалюзи. Через час я уже вешал их на место, Ирка подавала мне их. Когда я поворачивался к ней за очередной полосой, я наблюдал, какое довольное у нее личико. Жалюзи повешены.

- Это надо обмыть, - сказала Ирка.

- А как я тебя потом отвезу домой?

- Ну придумаем.

- Как скажешь, тогда пошли поставим машину на стоянку и зайдем в магазин, у меня и закуски нет, да и из выпивки только виски.

- Ну переодевайся и пошли.

Через полчаса, поставив машину на стоянку, купив ворох полуфабрикатов и бутылку красного крепленого вина из Инкермана, мы пришли обратно. Пока я Ирка расправлялась с полуфабрикатами, я быстро принял душ, и переоделся в любимые шорты (на голое тело, честно говоря машинально, по привычке, вроде как дома:) и майку тельняшку. Ирка орудовала на кухне тоже скинув с себя кофточку и оставшись в юбке чуть ниже колена и полупрозрачной маечке с широкими лямками и пуговичками на отвороте. Под маечкой просвечивался тонкий кружевной бюстгальтер. Судя по голым ступням в тапочках, которые она сама где-то нашла, она сняла с себя и колготки, хотя не удивительно, дома было тепло, да и пока полуфабрикаты грелись, дополнительно прогрелось все помещение. Она налила по пол бокала вина и один подала мне.

- На брудершафт? - спросила она.

- Ну давай. Мы выпили по паре глотков и слились в поцелуе. Через минуту оторвались друг от друга.

- Я сейчас, Ирка поставила бокал на стол, взяла телефон и вышла из кухни.

Она с кем-то поговорила по телефону, я услышал только - я останусь сегодня у Лелика, да у него. В кухню она вернулась уже только в одних трусиках. Это были тоненькие хлопчатобумажные трусики, немного зауженные по бокам и прикрывающие только половину попы, а на лобке были ровно от края до края.
- Я все равно бы нашла предлог, поехать к тебе, а жалюзи меня выручили, - с улыбкой сказала она и прижавшись ко мне, стала меня целовать в губы и стягивать с меня майку.

Следом за майкой она стянула шорты и наткнувшись рукой на член, оторвалась от моих губ, посмотрела на него, чуть вздрогнула и осторожно ухватилась примерно за середину. Он тут же воспрял в полную готовность. Взяв Ирку за руку, я повел ее в комнату. Забрался на диван, положил ее рядом, и стал гладить ее тело, пресекая ее порывы ответить или поцеловать. Ее трусики уже вымокли почти полностью, ее соки стекли ей под попу и сухими оставались, наверное, только боковые перемычки.

Я стянул их с нее и хотел нырнуть головой у нее между ножек, но она сжалась и со словами - не надо - не пустила. Но я то парень настойчивый. И продолжая ее гладить по всему телу стал ее целовать в шею, груди. Поиграл с ее сосочками, вижу, что она уже почти не сопротивляется, снова нырнул между ножек. Ее попытка вытолкнуть меня оттуда, не увенчалась успехом, я чуть надавил на колени, и она, полностью раскрыв мне свой цветок, отдалась ласкам языка и рук. Мой язык порхал у нее по всей вагине, от колечка ануса до края волосиков на лобке.

Каждое касание ее горошины, которая уже была добротной виноградиной, отзывалось дрожью ее тела. Каждое касание ее сморщеных и сильно выпирающих губок клитор также давало дрожь. Я втянул себе в рот ее клитор, порхая язычком по нему у себя во рту. Ирка стала чуть ли не подпрыгивать, выгибаясь всем телом навстречу моим губам и языку. Вдруг между лепестками клитора пошел поток соков и Ирку затрясло мощными и частыми спазмами, сопровождаемыми сильной дрожью всего тела. Она кончала. На кончике моей головки тоже уже шло обильное выделение секрета.

Я навис над ней, и хотел было войти, но Ирка сжалась и вытолкнула меня. Стоя на коленях над ней, я стал водить кончиком головки по ее соскам, ореолам и вокруг грудей. Она открыла глаза и испуганно смотрела на меня. Когда я коснулся ее шеи кончиком, она прикрыла лицо руками, чем меня несколько удивила. Я лег рядом с ней, дав ей прийти в себя, просто поглаживал ее по животику.

- Прости, пришла она в себя, я справлюсь с собой. Что-то нашло. Хочешь я помогу тебе, она взяла член в руку и стала водить рукой по нему.

По сути своей она стала просто дрочить мне. Я, глядя на это все завелся и стал чувствовать, что хоть она это делала и неумело, но скоро подойду к взрыву. Мои яички напряглись, я почувствовал, как пошло семя к стволу. По стволу и вот оно извергается на нее, на живот, на грудь. Она все это увидев и почувствовав на себе, начала было уворачиваться, но я не дал ей, чуть подмяв ее. Она смирилась. Я отстрелялся на нее.

- Ирка, дурочка, это же по сути своей крем. Вот смотри, возьми, - я взял ее ладонь и положил на ближайшую лужицу спермы на ее животе и стал ей размазывать. Потом я ее руку поднес к ее губам, - вот понюхай, это же приятный мускусный запах. Она понюхала с опаской, но вкус ей видимо понравился, лизнула. В ее глазах появилось изумление.

- Я думала, что как из унитаза будет, а тут вкусно, - она стала собирать с себя мое семя в ладошку, а затем слизывать.

Собрав все, что смогла с себя, она посмотрела на меня, на член, и оголив головку опавшего инструмента вылизала все там. От этого член стал подниматься. Она зачарованно смотрела на это.

- Можно? - тихо спросила она, посмотрев мне в глаза и не дожидаясь ответа взяла головку в рот.
Она начала пытаться играть с ней язычком, не умело, поглядывая на меня. Я решил дать ей привыкнуть к ее новым ощущениям. Она старательно пыталась посасывать, запихивать себе за щеку. Отчего выглядела смешной. Чтобы не перебить у нее охоту к миньету, я остановил ее.

- Ирка, будь с ним нежной и ласковой, представь, как он в твоем влагалище двигается, попробуй повторить это во рту, поиграй с ним язычком. Сразу весь заглотить не пытайся, это не всем девушкам нравится, да и поперхнуться можно прилично. Делай все аккуратно, с желанием. Не отбивай у себя желания повторить это потом. Просто отходить тебя в рот это неинтересно. Интересно, чтобы и ты получила от этого удовольствие.

Она кивнула как послушная ученица, и начала ласково подрачивая, играть с уздечкой, иногда чуть покусывая зубками, иногда так обхватывая его языком и прижимая к небу, что действительно создавалось впечатление, что я член не во рту, а во влагалище. В какой-то момент она начала в такт своей руке, насаживаться ртом, на столько, на сколько могла сейчас принять его. Потому, как я ее начало потрясывать, я понял, что она не просто получала удовольствие, но и заводилась, и была близка к оргазму. Поняв, что я сейчас начну кончать, я хотел вытащить член у нее изо рта, но она отвергла этот мой порыв, и честно приняла все семя себе в рот, чуть поперхнувшись, но умудрившись все проглатывать. Как только я закончил выплескиваться и член стал опадать, она выпустила его изо рта и со словами:

- Класс, впала в спазмы оргазма.

У меня член подскочил от осознания этого, и возник порыв куда-нибудь вставить его. Положив ее на спину, я сжал член между ее небольшими грудками и стал гонять его там. Фейерверк семени в небольшом количестве подкатил быстро, Ирка смогла это вовремя понять и поймав сходу первые брызги в рот, обхватила член губами и остатки приняла в себя. Я лег на спину рядом с ней. А она, сотрясаясь в волне мелкого оргазма, начала успокаиваться и прижалась ко мне. Я посмотрел на часы двадцать два - двадцать два. Мне неожиданно захотелось есть. Но тут я вспомнил, что как-то надо Ирку домой отвозить.

- Тебя на такси домой или как? - спросил зачем-то я.

- Нет, никак, запасное белье я взяла сегодня с собой. Останусь у тебя. Тем более переварить столько новых ощущений рядом с тобой мне будет приятно.

- Тогда пошл, все-таки выпьем винца, и чего-нибудь съедим. Там небось все остыло.

- Ой и правда, я хоть и слопала тут вкусняшек чуток, но поесть тоже не откажусь.

Мы встали с дивана, пошли вместе ополоснулись, правда я оставил потом ее за шторкой, пока сам вытирался, а она подмывалась, так голыми и вышли к столу. Ужин протек под звон бокалов, и шелест приборов. Ирка пока кушала, все поглядывала на меня. Я же старался не смотреть на нее ниже лица, потому что ее оголенная грудь, не давала покоя моему молодцу. После ужина, Ирка стала мыть посуду, а я пошел стелить нам ночное ложе.

Когда я вернулся на кухню, она домывала последнюю тарелку. Она стояла, чуть наклонившись над раковиной, опираясь на одну ногу, а вторую подперла себе в колено, раскрыв таким образом свой цветок. Я подошел тихо сзади и положил ей ладонь на вагину, просунув руку между ног. Она была сильно увлажнена. Ирка дернулась, выключила одним движением воду и расставив ноги довольно широко, сделав шаг назад, прогнулась, опираясь на раковину руками.

- Лелик, давай, войди, я хочу вот так, как кухарка, отклячившись перед хозяином.

Я убрал с ее влагалища ладонь и направив ствол к ее влагалищу надавил. Она ойкнула от новых ощущений. В таком положении я сильнее надавливал ей на переднюю стенку влагалища и на край стенки между влагалищем и анусом. Начав движение, стали слышны хлюпающие звуки, настолько сильно она была увлажнена. Уже через минуту, ее стоны непрерывно лились из нее, ее попа лавинообразно сотрясалась под валом спазмов в ее вагине. Мои ноги были до колен мокрые в ее выделениях. Она кончала уже раз третий, а у меня даже не начинало подкатывать ничего к мошонке.

- Лелик, Алекс, ну, давай, я же умру сейчас от оргазмов, прохрипела она между волнами.

Вдруг резко оттолкнула меня, развернулась и стала активно насаживаться ртом на член, я, машинально положив руку ей на голову стал толкать ее себе навстречу. Вместо сопротивления, она уловила темп и стала уже сама совершать поступательные движения. Я почувствовал, что начинает подкатывать. Ирка мяла мои яйца рукой и тоже это почувствовала, она выпустила меня, развернулась и сходу насадилась сзади на член. Через пару качков, я уперевшись ей стволом в матку, сделал несколько всплесков, и дальше были только спазмы, которые тоже били ее по матке. Она испытала сильный оргазм.

Ее начало трясти с такой силой, что я еле сдерживал ее в своих руках, чтобы она не упала. В итоге она свалилась на пол и продолжала сотрясаться там. Когда она успокоилась, я поднял ее с пола на руки и отнес в кровать. Она, пересилив себя, ушла подмываться, потому что с нее текло ручьем, и мои семя и соки, и ее соки. Из ванной она с ходу упала на кровать и тут же уснула. Я сходил ополоснулся и лег рядом, тоже сразу провалившись в сон.

Проснулся я за час до будильника. Несмотря на вчерашние упражнения, я вроде даже и выспался, и никакой ломоты в мышцах не было. Ирка спала без одеяла, раскинув руки, ее ноги тоже были раскинуты и полусогнуты в коленях, открывая моему взору, не прикрытый ничем ее цветок. У меня не произвольно встал мой боец. Я встал и сходил в туалет, а затем ополоснулся в душе. Когда я вернулся, Ирка ворочалась, видимо просыпаясь. Я на кухне поставил кофе и сделал легкий завтрак. На все мои действия ушло всего пятнадцать минут. Я вернулся в комнату. Ирка потягиваясь открыла глаза. У меня от ее раскрытого вида снова встал. Она посмотрела на меня, опустила взгляд на член.

- С этим надо что-то сделать, а то штаны не сможешь одеть, - она встала, подошла ко мне, обняв одной рукой, и накрыв мои губы своими, другой рукой взяв меня за член.

Я прижал ее спиной к ближайшей стене, приподнял за попу, и мягко осадил ее влагалище на свой член. Она со стоном медленно впускала его в себя. Она снова была узкой. Это ощущение девочки на твоем члене - непередаваемое. Внутри она уже была мокрая. Как только она дошла до конца, прижимая ее к стене, тазом выдвигаюсь из нее и снова вхожу, уже довольно резко. И так раз за разом.

Она уже монотонно и сипло стонет. Мои руки немного устали держать ее на весу, и я с Иркой на члене, переместился к кровати и все также не выпуская себя из нее, завалился на спину. Теперь она восседала на моем стволе. Она не сразу осознала, почему я остановился, получив порцию первого на сегодня оргазма. Не сильного, но все же. Открыв глаза, она посмотрела на меня, потом опустила взгляд в точку соприкосновения наших тел.

Легкая дрожь пробежала по ее телу от увиденного. Я подтолкнул ее, движением таза вверх, и она начала двигаться на мне. Медленно и тягуче, она поднималась почти до конца, а потом также тягуче оседала. Постепенно темп увеличился раза в два. Она уже стонала и вскрикивала при каждом касании головкой матки, и по мне обильно текли ее соки. Мои яички стали разбухать и потом резко сжались.

Мой член напрягся, она почувствовала это и стала осаживаться в такт моим спазмам. Когда я выплеснул половину своего утреннего запаса спермы, Ирка взорвалась и сама. Она в конвульсиях стала скакать с неимоверной скоростью и силой, биться лобком о лобок и соответственно получая удары в матку и головкой и струями моего семени. У меня уже все улеглось, а она продолжала скакать и биться, похоже уже в отключке.

Мой член твердо стоял, и я начал получать удовольствие от этой скачки. Когда у меня накатила вторая волна и я стал изливаться остатками в нее, ее оргазм пошел на спад. Такого я в жизни еще не видел и до сегодня не познал. Она успокоилась, свалившись на мою грудь сверху, я же все еще оставался в ней. Запикал будильник на телефоне. Мы с ней засмеялись. Она приподнялась с моей груди и медленно стала слезать с меня. От касания членом клитора, случайного, она вздрогнула и снова затряслась мелкой дрожью, но не долго.

Я встал и быстро сходил в душ, я успел взмокнуть и от пота, и от наших соков в большей мере. Ирка же пошла в туалет и сразу после этого в ванную, я как раз оттуда вышел. Пока она шла, из ее вагины капала смесь наших жидкостей. Я протер пол, от ее следов. Мы позавтракали, и я отвез ее почти до работы, дальше мне было ехать не совсем удобно, да и она сказала, что ей проветриться надо.

Ближе к концу дня, она позвонила мне и попросила забрать ее с работы. Я приехал за ней почти к ее выходу, не смотря на пробки, я пробрался за полчаса. Она вышла улыбающаяся, села в машину и поцеловала в губы.

- Куда поедем? - спросил я.

- Ко мне, мама хочет удостовериться, что со мной ничего не случится, если я вдруг у тебя останусь.

- Ну поехали.

Примерное через час, я парковался у ее дома. Когда мы подошли к подъезду, из него вышел ее папа. МЫ с ним пожали друг другу руки, познакомились. Он торопился на работу, его вызвали, и он сказал, еще будет время нам с ним пообщаться. Он сел в машину, которая ждала его у подъезда и уехал. Зайдя в подъезд, мы с ней вызвали лифт. Из двух лифтов, один был на ремонте, второй же был где-то там на верху.

Мы прождали минут десять, и собрались идти на десятый этаж пешком, как лифт прибыл. Мы вошли в него, нажали кнопку этажа, и он поехал. Медленно как-то, непривычно. Ирка, воспользовавшись уединением, сразу же впилась в мои губы. В порыве поцелуя, она немного забылась, и я залез ей под юбку и дотронулся до лобка. Трусики и колготки на ней были мокрые. Она опять завелась. Я слегка отстранил ее от себя.

- Ирка, ты как сейчас перед мамой появишься? Посмотри на себя.

Она посмотрелась в зеркало, которое было на три четверти стены лифта, и стала быстро приводить себя в порядок. Когда мы доехали до этажа. Она была уже почти в форме, только глаза были слегка мутные. Она открыла дверь своим ключом.

- Мам, это я. Ну или мы. - обозначилась она, когда мы вошли.

С кухни к нам вышла миловидная женщина, выглядевшая явно моложе своих лет. Это была ее мама. МЫ поздоровались, познакомились. Мама позвала нас ужинать. Пока ужинали, мне был устроен перекрестный допрос с пристрастием. Мама спрашивала меня обо мне, кто я, что я, откуда я. На половину вопросов я отвечал один, на оставшиеся с Иркой вместе. По улыбке на лице мамы, я понял, что мама осталась довольной, о результате смотрин. После ужина, мы вместе пошли смотреть фотоальбомы с Иркиными путешествиями. Мама сначала к нам присоединилась, но потом ей кто-то позвонил, и она вышла из комнаты.

Дальше она занималась своим делами, а мы продолжали смотреть фотографии, но уже на компьютере. Мы сидели на большом компьютерном кресле, я, углубившись к спинке, Ирка села передо мной на краешек. Она листала фотки и рассказывала про них. Я же запустил правую руку ей под блузку и расстегнув бюстгальтер (застежка была спереди) , ласкал ее груди. Голос пока у нее был твердый, но я видел, что она прибалдела, хоть и старалась сдерживаться.

- Ну тут ты и сам бывал, так что рассказывать нечего, - сказала она, открыв папку с очередными фото.

Левую руку я запустил ей под юбку. Колготки она сняла, когда мы еще пришли, и трусики на ней были свежие, но уже мокренькие на ее вагине. Я сдвинул трусики на лобке в сторону и стал массировать ей горошину и капюшончик, которые уже набухли и прилично увеличились. Она молча стонала, и лишь прикусывала губу, чтоб подавить крик. Положив три пальца на щелку, я поочередно окунал их в нее, большим пальцем я массировал клитор, а указательным теребил капюшончик. На мою руку неожиданно вырвался поток ее соков.

Два пульсирующих всплеска. По тому как она сразу почти обвисла на моей правой руке, которая уже не столько копошилась на ее груди, а больше поддерживала от падения Ирку, я понял, что она кончила. Я не останавливался, и продолжал, да и она сейчас никак не противилась моим действиям. Через минут пять всплески жидкости из нее повторились, и она обмякла.

Я взял пяток салфеток со стола и промокнул ее промежность, а то с нее уже начинало капать на кресло и пол. Благо кресло кожаное. Она пришла в себя, успокоилась, и вовремя, к нам зашла мама и позвала пить чай. Мы сидели так же в кресле, но со стороны можно было подумать, что я просто приобнял ее сзади. Мы встали пошли в кухню. Я по пути поправил свой ствол в джинсах, чтобы он не топорщился. Ирка посмотрела на мое движение.

- Бедняжка, - шепнула она, улыбнувшись, - после чая придумаю что-нибудь.

Мы попили чая с печеньем, которое успела испечь мама. После этого вернулись в комнату. По телеку начинался какой-то сериал, как оказалось смотрела периодически Ирка. Мы с ней забрались на диван и стали смотреть. Я, обняв ее, пропустил правую руку у нее под спиной, просунул ее под резинку юбки и дальше в трусики, поглаживаю ее лобок.

- Сейчас приду, юбку переодену, чтоб не мять, - она встала и вышла.

Через пару минут вернулась? В просторных спортивных штанах и футболке с короткими и широкими рукавами. Она села рядом со мной в туже позицию. Я оценил ее переодевание. Мне теперь была легко доступна ее грудь, через широкий рукав, куда я сразу просунул руку. Она и лифчик успела снять.

Я тут же накрыл ее правую грудь ладонью и стал ее мять и поигрывать с сосками. Ирка поплыла. Через пару минут она развернула плед, лежащий с краю, и укрылась им чуть выше пояса. Я вытащил руку из рукава. И опустил ее ниже, поднырнул ладонью под резинку штанов, а она тут была довольно просторная, и: Она еще и без трусиков была. Я стал гладить ее лобок, изредка еле дотягиваясь до ее горошины.

В конце концов ее видимо это не совсем устраивало, и она вытащила мою руку из своих штанов, вытащила ее из-за своей спины, и протянула ее к штанишкам, с другой стороны. Я все сразу понял, моя рука юркнула под плед, далее под резинку штанишек, и вот она, горошина. Я начал тихонько мять и массировать ее клитор, не забывая при этом про ее чувствительный капюшончик. Через пару минут, Ирка закусила подушку, чтобы не орать и стала бурно кончать, сотрясаясь мелкой дрожью. Я нажал на горошину еще пару раз и вытащил руку из ее штанишек. Она медленно приходила в себя. Где-то рядом, из комнаты в кухню, и обратно, ходила по квартире ее мама.

Дверь в комнату, в которой мы сидели была открыта. В соседней комнате, зашумела швейная машинка. Мама стала что-то там прострачивать. Ирка посмотрела мне в глаза, расстегнула мне ремень, змейку на ширинке джинсов, чуть приспустила их с меня, вместе с трусами и насадилась ртом на мой ствол. Она активно начала насаживаться, при этом порхая язычком вокруг ствола, и изредка чуть касаясь зубками. Настала моя очередь закусить подушку, настолько шикарно у нее это получалось, и я готов был простонать, а то и прореветь! Каких-то пару минут, и дополнительное обострение ощущений, за счет хождения по соседней комнате Иркиной мамы, и я начал изливаться Ирке в рот.

Она приняла все мое семя, и проглотила его. У нее самой шла волна спазмов оргазма, мелких, но видимо острых. Она успокоилась. Через полчаса наступил момент, когда надо было принять решение, остаюсь я или же нет. Ирка на первый раз решила меня все-таки не оставлять, но отпросилась уехать со мной. Мама собрала нам с собой печенья своего и пирожков, вот Заботушка, и покачав головой, глядя на свою дочь, вздохнула и отправила нас в дорогу. Ирка в этот раз одела джинсы, белую плотную блузку, трикотажную кофточку, куртку и туфли на небольшом каблучке. С собой она взяла смену белья на пару дней.

Время было уже почти десять вечера. Как ни странно, но через полчаса я уже запарковал машину на стоянке, и мы шли к дому. Войдя в квартиру, Ирка сразу меня поцеловала в губы, сняла куртку и туфли, и пошла хозяйничать на кухню. Я прошел в комнату, и сразу переоделся в домашнее - все те же любимые шорты и футболку. Когда я вышел на кухню, Ирка посмотрела на меня прищурив глаз.

- А вот про переодеться-то, я и не подумала! Пошли, выдашь мне что-нибудь.

- Ну выбирай тогда, - я открыл перед ней шкаф со своими шмотками и сел в кресло, наблюдать.

Она выбрала мою старую байковую рубашку в качестве домашнего халата, и широкую футболку, вместо пижамы. Тут же она стянула с себя кофточку, повесив ее на стул, туда же повесила свои джинсы и блузку. Она стояла передо мной в трусиках и лифчике.

- Мне рубашку одеть? Или пока не надо? - хитро улыбаясь сказала она.

- Ну ты хоть примерь для начала, а там посмотрим.

Она одела рубаху. Старой она (рубаха) была потому, что она у меня была практически с институтских времен, больше десяти лет. Но мало ношеная, я ее одевал всего раз десять, и то в самые холода, как дополнение к утеплению дома. Рубашка конечно же ей была велика, но если ее не застегивать, а подвязать пояском, то выглядела почти халатом, поясок она обнаружила у себя в сумке и тут же подвязала. Длина рубашки была приличная, почти до колена. Выглядела Ирка вполне заманчиво и сексуально.

Следующей была футболка. Это была футболка, которую мне подарили на восемнадцатилетие, но тогда она была мне велика, а сейчас мала, я раздался чуток за годы, верней заматерел. А вот ей ни разу ненадеванная футболка была немного великовата. Длина ее была чуть ниже линии, которая разделяет ягодички и бедра. Рукава были широковаты, но в этом были свои плюсы.

Она расстегнула под футболкой переднюю застежку лифчика и вытащила его из рукавов, не снимая футболки. Да и мне было удобней залезать к ней под футболочку, через широкие рукава. Как только футболка коснулась ее сосков, они немного напряглись. Вид был соблазнительный. Длинные красивые ножки, заканчивались на линии края футболки, которая немного облегала спереди ее животик, и ее сосочки игриво и зовуще торчали под тканью, выперев ее своей формой.

- Ну все отлично, можешь не привозить сюда домашней одежды, это все ок, - подбодрил ее я.
- Мне самой понравилось, - она сияла, - ладно пошли попьем чайку, и: - она многозначительно сделала паузу, - а может мне тут ходит и без футболок с рубашками?

- Я не против, но тогда ты можешь умереть от избытка эндорфинов.

- Да? Ну ладно, - она уже было пошла на кухню в футболке, но на выходе из комнаты, она остановилась и стащила ее с себя, оставшись в одних трусиках, - нет, сегодня я буду ходить вот так, вдруг получится соблазнить моего Лелика: - мы в голос засмеялись.

Чаю выпили по чашке, почти без всего, есть не хотелось. Я прибрал со стола, помыл посуду. Ирка сидела все это время на стуле у стены, подобрав ноги, одновременно широко раздвинув их. Так что я мог наблюдать и ее небольшую, но красивую острую грудь, и полупрозрачные трусики, которые слегка уже намокли, и от того стали почти прозрачными совсем.

- Девушка, вы так развратно сейчас выглядите, что мне непременно хочется вас взять, прямо сейчас и везде: - я медленно приближался к ней.

- Иди ополоснись, разбирай диван и жди меня, не вздумай уснуть без меня.

- Хорошо, постараюсь, съязвил я и пошел в ванную, а она следом пошла в туалет.

Когда я вышел из ванной, я не торопливо застелил нам диван, и раздевшись полностью, лег, укрывшись простынкой. Ирка зачем-то прикрыла дверь в комнату, и что-то там суетливо делала, то в ванной, то в туалете.

- Ирина, у тебя все в порядке? Ты не траванулась? - забеспокоился было я.

- Нет все нормально, я тебе сюрприз готовлю, загадочно ответила она.

Меня подмывало пойти посмотреть, что же она там делает, но я сдержал себя и решил дождаться. Наконец, она вышла голая из ванной, чуть распаренная, с косметичкой в руках. Положив косметичку возле дивана на пол, она легла рядом со мной, откинув с меня простынь. Я расслабился и решил посмотреть, а что она будет собственно делать?

Она взяла член в ладошку и начала дрочить мне, сама при этом целовала меня по сему телу, везде кроме члена и яичек. Перевернув меня на живот, она стала меня покрывать поцелуями сзади. Дойдя до ягодиц, она раздвинула пошире мои ноги, и стала вылизывать мою ложбинку между ягодицами и в итоге добралась до ануса и яичек. Она их тщательно вылизала, поиграла во рту с яичками, затем легла на меня сверху и прошептала прямо в ухо.

- Я хочу попробовать в попу: - пауза, - Наташка говорила, что если все подготовить, то будет не больно и очень приятно. Я перевернулся, скинув ее с себя и перевернул ее на живот.

- Если ты так хочешь, давай попробуем, значит ты подготовилась? - прошептал ей я тоже в ухо.

- Да, я сделала себе три клизмы, чтобы очиститься: - смущенно ответила она.

Я развернулся головой к ее попе и стал покусывать ласково и целовать ее. Она заурчала как кошечка. Я раздвинул широко ее ноги и нависнув над ней стал целовать и вылизывать ее анус, периодически окунаясь в ее промежность. Она уже текла, обильно и тягуче. Я насладился вкусом ее соков, и зашел к ее попе сзади. С той стороны я мог глубже проникнуть в ее промежность, и я продолжил свою игру языком.

Ирка самопроизвольно приподняла попочку и встала на колени, прогнувшись вниз до уровня кровати телом. Немного расставленные ноги, давали красивый вид, доступ к ее влагалищу и капюшончику, но самое главное свободный доступ к ее анусу. Я начал лизать перемычку между влагалищем и анусом. Она куда-то потянулась, но тут же вернулась, а передо мной оказался тюбик с кремом для размягчения и смазки интимных мест.

Я остановился, быстро пробежался по предназначению крема. Увидел, что так же можно использовать для анального проникновения внутрь. Я выдавил крем на пальчик и начал размазывать его вокруг ануса. Затем стал аккуратно надавливать на анус. Она сжала сфинктер, но по мере того, как я продолжал слегка надавливать на него, в итоге расслабилась. Я смочил указательный палец ее влагалище и чуть надавив на анус, вставил палец на длину первой фаланге.

Она снова напряглась, но я просто шевелил пальцем внутри нее, и она снова расслабилась. Постепенно она стала постанывать, а я почти не заметно приставил второй палец и вот их у нее в попке два. Она даже не прореагировала на вторжение второго пальца. Я уже засовывал ей два пальца на всю их длину. Ее мышцы были расслаблены, и я слегка растягивал ее анус.

Она уже была на грани. Я добавил третий палец, и она снова не сопротивлялась. Прикинув, что дальше должен быть мой член, я встал к ней поближе и сначала вошел ей во влагалище, сделав несколько качков, смочив таким образом член ее густой и скользкой смазкой, я приставил его к анусу, чуть надавил и: провалился. Видимо я хорошо растянул ей ее попку. Она за пыхтела, хватая воздух ртом и стала тихо постанывать и подвывать. Я втянулся в ее попу до конца и медленно стал вытягивать, выйдя на две трети, я снова надавил. Она стала мне подмахивать. Я наклонился к ней и прижавшись к ее спине, левой рукой ухватился за ее левую грудь.

Она замычала и стала сама насаживаться на меня. Поласкав немного ее груди, я просунул руку ей между ног и вставил два пальца ей во влагалище. Ощущение движения за стенкой, и пальцами, и членом, подогнали меня к началу взрыва. Ирка же взорвалась сразу и стала одновременно и трястись мелкой дрожью, и резко осаживаться на член. Несмотря на то, что я уже не один раз за сегодня кончил, да и вчера не раз, я почувствовал, что у меня набухли яички и по члену потекла сперма. Его было прилично, я сделал с десяток выстрелов во влагалище.

Она все это время непрерывно получала волны оргазма. Я вытащил член из ее попы и положил ее на бок. Она лежала и тряслась, с улыбкой эйфории на лице, свернувшись в комок. Я встал и пошел ополоснул член в ванной. Ирка к этому времени начала приходить в себя. Через минут десять, она смогла произнести первые слова.

- Это было круто, с двух сторон, стимуляция одной стенки, но теперь у меня ощущение сквозняка в попе: - она смутилась, я пойду в ванную, она встала и пошла в раскаряку.

По ее бедрам текли ручейки ее соков и моего семени. Выйдя из ванной минут через двадцать, она прошла к дивану, нацепила на себя футболку и свалилась спать. Утром мы чуть не проспали и спешно собирались на работу, потому ублажаться не было времени. Вечером же, у Ирки начались "женские праздники". Все следующие дни я ласкал ее грудь и максимум мял попку. Она же, получив дозу кайфа от моих ласк без проникновения, делала мне классный минет! Так мы начали наше сожительство. Неожиданно для нас обоих.

Наш Роман длился полгода. Мы с ней обитали то у нее дома, то у меня. Камнем в отношениях стало ее нежелание менять что-либо в жизни. Она не хотела окончательно переезжать ко мне, потому что с мамой ей было хорошо, и там ее дом. Меня по началу пугала ее экстрасексуальная восприимчивость и яркость ее либидо - мы с ней занимались любовью каждый день, ну или почти каждый день, но ее неугомонность успокоилась от регулярного секса, и избыточность чувствительности, переросла в хороший секс с экспериментами.

Написать комментарий

Авторизация на сайте